четверг, 8 октября 2015 г.

День 8 Октября: Пропорциональная по форме, мажоритарная по сути

Официальное закрытие работы Жогорку Кенеша V созыва состоится 15 октября. Месяц сентябрь ознаменовался тем, что законодательная ветвь власти оказалась полностью парализованной предвыборной кампанией. Словом, что может быть важней, чем усидеть в кресле.
Похоже, нынешний тайм-аут законодательной ветви станет традицией. Другой прецедент — депутаты могут без кворума принимать решения. Ведь кто-то решил, что заседаний парламента в сентябре не будет. Или это не так?

Тем временем партии подводят итоги парламентских выборов и чьи-то заявления об отказе от мандата вскоре поступят в ЦИК. Это маневр напоминает, что мажоритарная система успешно приспосабливается к местным условиям (из известных систем отечественная напоминает парламент Великобритании, где выборы также проходят по мажоритарной системе).

Чисто мажоритарная система выборов показала свой конфликтный потенциал в 2005 году. От него однозначно отказались в 2007 году и в новой Конституции в 2010 году. Однако, в силу различных факторов, вроде кланово-семейной логики при голосовании, мажоритарная система неформально продолжает доминировать на выборах. Для этого был разработан механизм, при котором боссы партий могут подчистить списки после выборов — это передача в ЦИК заранее написанных заявлений об отказе от мандата «провалившегося» кандидата.

Есть ли конфликтный потенциал в подобной системе? Конфликт существует, но он ограничен ареалом конкретной партии. По крайней мере, в теории они должны ограничиться партией (это когда партийные боссы бьют морду депутату, который отказывается высвобождать кресло). При чисто мажоритарных выборах в 2005 году кандидатурам власти противостояли остальные кандидаты, которые могли легко мобилизоваться и организовать сопротивление в виде перекрытия дороги.

Причудливый симбиоз пропорциональной по форме с мажоритарной по сути системы указывает на некоторые выводы. Первый вывод — избиратель в нашей стране продолжает голосовать за личность, а не за идеологию. При этом мировоззрение избирателя не уходит дальше его населенного пункта и ограниченно проблемами его улицы или района. Поэтому наспех сколоченные партии из известных представителей кланов могут добиться успеха на выборах.

Второй вывод — это механизм формирования партий. Партийные боссы (предполагается, что у них контрольный пакет) перед выборами набирают «акционеров» и заключают с ними контракт набрать энное количество голосов на определенном участке. В случае провала кандидата, его вычеркивают из «акционеров». Гарантией контракту служит заранее написанное заявление.

Успех отдельных «акционеров» легко виден по результатам выборов. Для этого нужно только посмотреть на аномальный успех партии в определенном участке и выяснить, кто был ответственным. Например, партия «Кыргызстан» в Чуйской области победила в Чуйском районе, городе Токмок и Панфиловском районе. Возможно, к победам в двух первых территориях имеет отношение лидер партии, а к третьей территории имеет отношение дочь Замирбека Эсенаманова, выходца из этого района. Таким же образом можно объяснить все остальные отклонения от общей картины выборов.

Одновременно также можно увидеть провалы партий на отдельных территориях, которые традиционно считались лояльными. Например, «Ата Мекен» собрала в Кеминском районе только треть голосов победителя. Насколько мы понимаем, за участок отвечал бывший премьер-министр Джоомарт Оторбаев, которого лидер партии на съезде представил как потенциального кандидата на президентских выборах от партии.

Интересно будет посмотреть как голосовали узбеки, второй по численности этнос в стране. Фактически, результаты выборов в Ошской области обеспечили победу партии СДПК. В четырех крупнейших районах области, где компактно живут узбеки, это Араванский, Кара-Суйский, Ноокатский и Узгенский районы, СДПК получила 100 тыс. голосов (23% от общего числа).

Межнациональный конфликт 1990 и 2010 годов показал две вещи. Во-первых, ослабление центральной власти увеличивает вероятность межнационального конфликта на юге страны. Во-вторых, что намного важней, приход к власти в Бишкек южных кланов обостряют конкуренцию за ресурсы кланов во власти с узбеками. Так было при Масалиеве и Усене Сыдыкове в 1985-1990 годах, так было и при Курманбеке Бакиеве и Ахмате Бакиеве в 2005-2010 годах. Другими словами, узбеки тяготеют голосовать за действующую власть...

http://kg.akipress.org/news:625154

Комментариев нет:

Отправка комментария