четверг, 8 октября 2015 г.

Politico: Не является ли Кундуз началом конца для Афганистана?!

Кундуз представляет собой потенциальный «гейм-чейнджер» («новый элемент или фактор, заметно меняющий сложившуюся ситуацию или процесс»), потому что он раскрывает разрыв между изложенным на бумаге планом защиты Афганистана и имеющейся реальностью, особенно по двум ключевым вопросам: во-первых, это - боеспособность афганских сухопутных войск; во-вторых - надежность их натовской поддержки. Кундуз также являет собой тестовое испытание по вопросу о том, в состоянии ли чрезвычайно дорогие американские военно-подготовительные программы наконец-то, после продолжавшейся свыше десяти лет войны, приносить кое-какие весомые плоды

Издание Politico опубликовало аналитическую статью Эмиля Симпсона под названием «Is Kunduz the beginning of the end for Afghanistan?» - «Не является ли Кундуз началом конца для Афганистана?».
В предисловии к ней говорится так: «Убийственный удар Америки по госпиталю указывает на то, насколько же трудным будет сохранение контроля с воздуха».
Далее уже в самой статье излагается следующее: «Неделю назад Кундуз, провинциальная столица с населением в 300 тысяч человек на севере Афганистана, не рассматривался как пункт, имеющий особую стратегическую важность в войне против Талибана.
Внимание афганского правительства было сосредоточено, в первую очередь, на зонах боевых действий в речных долинах на юге Афганистана с целью защиты Кандагара и в районах горных перевалов на востоке страны с целью защиты Джелалабада.
Сдача Кундуза за два дня Талибану на прошлой неделе - и сражение за контроль над городом, которое, возможно, все еще продолжает вестись, - знаменуют собой новый этап в войне и критический тест для намерений США и НАТО передать большую часть ответственности за ведение войны афганским силам безопасности.
Кабул теперь находится под угрозой со стороны севера, и мы получаем сообщения об атаках талибов в таких соседних провинциях, как Баглан, сдача которого отрежет Кундуз и другие ключевые северные города от Кабула. Так что первым следствием событий в Кундузе является то, что уже сейчас чрезмерно растянутым афганским силам безопасности придется теперь еще дальше растягиваться, все более и более утончаясь, с тем, чтобы закрыть север.
К тому же случайный американский бомбовый удар по госпиталю организации «Врачи без границ», убивший, по меньшей мере, 19 человек – и вызвавший призывы к проведению расследования со стороны ООН на предмет военных преступлений, - указывает на такое немаловажное обстоятельство. На то, как же трудно бывает точным образом координировать воздушные атаки, когда на месте имеется столь немного военнослужащих НАТО для их координации.
Кундуз представляет собой потенциальный «гейм-чейнджер» («новый элемент или фактор, заметно меняющий сложившуюся ситуацию или процесс»), потому что он раскрывает разрыв между изложенным на бумаге планом защиты Афганистана и имеющейся реальностью, особенно по двум ключевым вопросам: во-первых, это - боеспособность афганских сухопутных войск; во-вторых - надежность их натовской поддержки.
Кундуз также являет собой тестовое испытание по вопросу о том, в состоянии ли чрезвычайно дорогие американские военно-подготовительные программы наконец-то, после продолжавшейся свыше десяти лет войны, приносить кое-какие весомые плоды. В Ираке, насколько нам стало известно, такие усилия не были столь уж успешными. Тем, кто стоял за ними, не удалось сплавить суннитские, шиитские и племенные различия в сильную постоянную армию, которая была бы в состоянии оказать сопротивление вторжению сил Исламского Государства два года назад. А как насчет Афганистана? Падение крупного города, несомненно, ставит под вопрос в целом состоятельность афганских сил безопасности и всей модели, использовавшейся в Ираке и Афганистане при подготовке местных вооруженных сил.
В конце концов, не получается ли так, что мы потратили миллиарды долларов и потеряли тысячи наших солдат, создавая иракские и афганские силы безопасности, у которых отсутствует воля сражаться?».
Сдача Кундуза отрядам Талибана вызывает серьезную озабоченность не только у представителей США и НАТО, но и также у России с ее союзниками по ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности). Ведь провинция Кундуз граничит с Таджикистаном, где находится 201-ая российская военная база. Если ситуация выйдет из-под контроля, то появится угроза и для Кыргызстана, где дислоцируется российская авиабаза «Кант». А также – для Узбекистана, который, хотя и не входит сейчас в состав ОДКБ, имеет общие со своими соседями интересы в плане обеспечения региональной безопасности.
Но вряд ли можно говорить, что такой поворот событий в районе северо-афганского города Кундуз явилсяполной неожиданностью для США и НАТО или для России с ее союзниками по ОДКБ. С началом наступления, предпринятого весной нынешнего года вооруженными силами Пакистана в Северном и Южном Вазиристане, многие из иностранных боевиков и террористов, которые базировались в течение многих лет со своими семьями вдоль пористой афганско-пакистанской границы, покинули тот район. Значительная их часть перебазировалась оттуда в Северный Афганистан. Им достаточно успешно удалось проделать такой путь постольку, поскольку вооруженные силы Афганистана вкупе с их натовскими союзниками не смогли удержать закрытыми свою сторону пакистано-афганских границ в то время, когда по ту их сторону, в Северном и Южном Вазиристане, войска правительства Пакистана осуществляли наступление на места скопления боевиков.
Как следствие, к середине лета нынешнего года активные боевые действия стали развертываться уже в северных афганских провинциях Кундуз, Бадахшан, Баглан, Фарьяб и Тахар. И сразу же сделалось жарко у южных границ постсоветской Центральной Азии. Так география войны переместилась из восточных и южных провинций Афганистана – в том числе из Кандагара Нангархара, Урузгана, Гильменда и Нимроза - в его северные провинции. То, что происходит сейчас в районе Кундуза, является одним из следствий этого процесса.
***
© ZONAkz, 2015г. 

Комментариев нет:

Отправка комментария