понедельник, 19 сентября 2016 г.

Парвиз Расулов: О Гулмуроде Халимове и перспективах Таджикистана.

Очень давно не писал аналитику по региону Центральная Азия. 
Начну с Гулмурода Халимова. Во-первых, он не выходец из Бадахшана, как тут один диванный эксперт написал. Гулмурод Халимов два года проходил срочную службу в Президентской гвардии, и он там не был офицером, как пишут многие эксперты, — пишет Парвиз Расулов на своей странице в Facebook. 
Свое заключение делаю из хода операции, прошедшей в Хороге в 2012 году: тогда сотрудники ОМОН отличились одним новшеством – на господствующих высотах организовали окопы для снайперов до начала операции. А сами действия ОМОН с их командиром Гулмуродом Халимовым показали их недееспособность.
Я смотрел интервью журналистки таджикского Радио Озоди с американским экспертом, честно не могу согласится с его выводами особенно по поводу его высказываний насчёт количества наших сограждан в ИГИЛ и его оценкой количества боевиков ИГИЛ в Сирии и Ираке. Хочу заверить, что цифра в 25 тысяч боевиков занижена в разы, а наших сограждан из стран СНГ в Сирии и Ираке воюет на стороне джихадистов около 15 тысяч.
Даже гипотетически учитывая то, что на его стороне могут выступить члены движения Талибан, действующего в северных провинциях ИГА, особенно в Бадахшане они не смогут оказать реального влияния на дестабилизацию ситуации в Таджикистане.
Можно сказать, что событие, произошедшее 8 сентября в афганском Хайратоне, скоро станут отправной точкой в деле урегулирования внутриафганского конфликта. Так как Китай очень заинтересован в выходе на афганские и иранские рынки, а также на Турцию и Ирак посредством дешевой железной дороги, то тут китайцы могут очень сильно повлиять на Пакистан, что бы те прекратили оказывать помощь афганским талибам, тем самым Талибы будут уничтожены или они договорятся с афганскими властями.
Нью Йорк
13 сентября 2016 года

Второе – то, что его назначили командующим над выходцами из стран СНГ не подтверждено самими боевиками ИГИЛи другими террористами. Также хочу отметить, что да, у него есть опыт и навыки снайпера, а также то, что он был главой ОМОН, но это не показатель того, что он разбирается в тактике ведения общевойскового боя, так как его этому не учили. А вот противодействовать мелким группам захвата или освобождать заложников, то да, тут у него навыки должны быть.
Но еще раз подчеркиваю, что противодействовать мелким бандитским группировкам и управлять подразделением, батальоном или отрядом численностью свыше 300 человек – это разные уровни подготовки и обучения, я не думаю, что у него есть навыки управления общевойсковым батальоном, скорее всего, у него уровень взводного звена подразделений типа «Антитеррор».
Его уровень знаний, скорее всего, это ведение снайперского огня и противоснайперская тактика, а также он может провести диверсию или захват, штурм здания, где укрепилось до взвода солдат. То, что он проходил обучение в США или в России еще раз показывает, что он в основном проходил обучение в качестве бойца для противодействия мелким партизанским формированиям, а то, как его учителя действуют в Афганистане или Ираке, показывает неэффективность их тактики.
Поэтому не стоит так акцентироваться на его выдающиеся военные знания, просто то, что он изучал – это операции по захвату и деблокированию, но не тактика общевойскового боя.
С некоторыми его выводами я согласен, особенно про его оценку сможет ли Гулмурод Халимов организовать вооруженное вторжение в Таджикистан. Он прав в том, что без помощи извне, это нереально и даже если ему окажет помощь «иблисский халифат»(прим. ред.: в переводе с таджикского «дьявольский халифат», автор имеет в виду ИГИЛ), его вторжение закончится уничтожением его и его сторонников.
Не стоит забывать, что на стороне Таджикистана стоит ОДКБ, авиация и артиллерия 201-ой российской базы. Но есть одно но: если опять же гипотетически предположить вариант объединения всей таджикской оппозиции, как было 1993 году, то да, если таджикские джихадисты и ПИВТ, а также другие оппозиционные движения Таджикистана договорятся между собой и выступят единым фронтом, то только в таком случае можно говорить, что режиму Эмомали Рахмона придется туго и кто знает, чем это все закончится, да и ОДКБ тут уже не поможет.
Но, как мне известно, ни лидер ПИВТ, ни другие лидеры оппозиционных движений Таджикистана не хотят иметь дел и вести диалог с таджикскими джихадистами «иблисского халифата». Да и не стоит забывать угрозы таджикских джихадистов в адрес Мухидина Кабири и других лидеров таджикской оппозиции (так, для справки, из слухов есть информация о том, что таджиков и узбеков из Сирии и Ирака переправляют в Саудовскую Аравию и оттуда в Пакистан с конечной остановкой в афганском Бадахшане, но это из категории «слухи»).
 Теперь о важном. Что произошло в регионе и на что, если и обратили внимание мировые СМИ, журналисты и аналитики, но не сделали вывода, чем это все чревато для региона. Ведь это важное событие, которое может стать регулятором внутри гражданской войны в Афганистане и гарантом стабильности в регионе, а также показывающие, что внешнеполитическая линия взятая Таджикистаном очень ошибочна и вообще, эта новость ставит крест на выходе Таджикистана из изоляционного тупика, имею в виду, перспективу Таджикистана стать транзитной страной.
Еще раз подчеркну, что этим действием Китай показал, как заинтересован в выходе на рынки ближнего Востока и объездных путях в Европу, минуя Россию. Вообще, это показывает, как Китай относится к Таджикистану, имею в виду, что он уже не рассматривает Таджикистан, как транзитную страну для их товаров, а мы нужны им только как территория для их расселения и миграции с дальнейшим объявлением Таджикистана своей провинцией.
Грандиозное событие, описываемое выше – это соединение Китая и Афганистана посредством железной дороги. 8-го сентября 2016 года первый товарный поезд из Китая прибыл в афганский порт Хайратон (провинция Балх). Если кто-то не понял, то поясню, что все ранее заключенные договора по строительству железной дороги из Китая через Киргизию и Таджикистан в Афганистан стали не актуальны. Договор, предложенный Ираном в 2010 году, стал не нужен – так как в Кыргызстане все время затягивали подписание договора, то Китай выбрал маршрут Казахстан, Узбекистан, что не требует огромных трудозатрат по сравнению с договором 2010 года.
Теперь еще одна нехорошая новость для Таджикистана: в случае его изоляции со стороны Узбекистана, как это было при правлении Ислама Каримова – это строительство железной дороги между Гератом и Тургунди в Афганистане. Это железная дорога может стать связующим звеном Ирана и Китая через Казахстан, Узбекистан, Туркмению, Афганистан, Иран (Серхетабад(Кушка) — Тургунди- Герат — Тайбад-Мешхед).
Кстати не исключаю, что Китай может стать реальным игроком в конфликте в Ираке и Сирии, если у них до этого не было смысла вмешиваться в конфликт кроме поставок оружия в Ирак и Сирию, то сейчас, думаю, они поменяют свою позицию и появление китайского контингента в Сирии может стать реальностью.
Парвиз Расулов 
Портал TajInfo.Org

Комментариев нет:

Отправка комментария