воскресенье, 3 апреля 2016 г.

Что было на границе Узбекистана и Кыргызстана?

Ситуация в настоящее время стабилизировалась, но осталось много вопросов. Объяснения Ташкента о том, что было усилено патрулирование границы (на спорном участке) в связи с празднованием Нооруз, якобы угрозами со стороны джихадистов, никого не убедили.

Узбекистанские власти через различные сайты (ЦентрАзия) организовали публикации с разъяснением истинных причин и привели как повод недопуск в Орто –Токойское водохранилище и узбекскому селу гуманитарной помощи. И это мало кого убедило, список лиц сопровождения можно было поменять по требованию кыргызской стороны, если это был действительно гуманитарный груз. В конце концов, появился тоннель, который из узбекской территории вел на кыргызскую. У серьезных читателей это вызвало только улыбку.

И все –так в чем была причина странной акции Узбекистана? Первое, как разъяснила кыргызская сторона, это возвращение собственности Кыргызстана на юге, которой пользовался Узбекистан. Причем, все это происходит в межгосударственных договоров. Второе, не исключается, что Ташкент обострением ситуации на границе пытался влиять на внутриполитическую обстановки в Кыргызстане. Об этом свидетельствуют факты встреч представителей оппозиции Кыргызстана с вероятными агентами спецслужб Узбекистана.
Но с другой стороны, Ташкент преследовал своей акцией на границе и другие цели, которые выходят за рамки двусторонних отношений Кыргызстана и Узбекистана. В настоящее время геополитическая ситуация в мире резко изменилась, супердержавы Россия, США и ЕС вышли фактически на «тропу войны», только театр военных действий во всех зонах жизненных интересов этих стран, где противоборствующие стороны пытаются нанести друг другу ущерб.
И Центральная Азия стала регионом резкого усиления конкуренции крупных держав. В данном ракурсе, действия Ташкента вполне объяснимы. Узбекская сторона затеяла «игру в длинную». Путем провокации на границе Ташкент пытался сыграть в пользу одного геополитического игрока, а возможно и отыграть кое-что в свою пользу.
Своими действиями Ташкент поставил в трудно положение ОДКБ, фактически провоцируя Организацию на активные действия, что могло иметь негативные последствия для Узбекистана и Центральной Азии в целом. Но при этом расчет был сделан на то, что ряд стран ОДКБ связывают тесные партнерские, стратегические отношения с Узбекистаном и решение будет принято, исходя из этого. Вероятно, что Ташкент, таким образом (акцией на границе), дал сигнал России, как-то удачно Москва списала 900 млн. долларов США узбекского долга. И эта провокация на границе происходит в преддверии визита Ислама Каримова в Москву.
Заявление А.Атамбаева о том, что он бойкотирует саммит ШОС в Ташкенте, также сыграло свою роль. Ташкент мог рассчитать и такой вариант, учитывая то, что Кыргызстан очень жестко реагировал на позицию Беларуси по беглому президенту Курманбеку Бакиеву. В данном случае Ташкент сыграл с Пекином, и возможно пытался решить какие-то свои вопросы, так как, руководство Китая очень дорожит Шанхайской организацией как площадку для продвижения своих геополитических интересов.
Как бы не пытались какие-то анонимы из сайта ЦентрАзии доказать, что отсутствие Атамбаева не было критически важно, но факт бойкота Кыргызстаном саммита ШОС фактически показал бы раскол среди «шанхайцев».  А саммит был бы неформально признан провалившимся.
Ташкент по все видимости играет на стороне одного из геополитических игроков, который заинтересован в разложении региональных организаций, которые инициированы Россией и Китаем. Возможно, все эти акции на границе Узбекистана и Кыргызстана часть большого плана по вытеснению Пекина и Москвы из региона.
Однако и Ташкент тоже имеет свой интерес в развале этих организаций. Особенно, ОДКБ.  Рост противоречий внутри этой организации автоматически перекинется на ЕАЭС, который Ташкент воспринимает очень негативно.
Но и Пекин, и Москва могут надавить на Ташкент, они имеют достаточно рычагов.  
Китай является крупнейшим инвестором в Узбекистане. Кроме этого, И.Каримов и его окружение, по некоторым данным после Каддафи и других свергнутых президентов стран Магриба, сейчас свой капитал выводят из западных оффшоров и переправляют в китайские свободные экономические зоны. И Китай для руководства Узбекистана является более предпочтительным местом для миграции в случае каких-то политических катаклизмов. Так что и Пекин мог в свою очередь жестко надавить на Ташкент и потребовать стабилизировать ситуацию на границе с Кыргызстаном.
Москва также имеет сильные рычаги давления. Это огромная армия узбекских трудовых мигрантов, бизнес –интересы узбекской элиты в России и скрытое давление изнутри Узбекистана.
Таким образом, Ташкент сам мог оказаться в непростой ситуации из-за провокации на границе с Кыргызстаном.
В любом случае, провокации на границе Узбекистана и Кыргызстана – это показатель того, что Ташкент ведет рискованную игру, которая может привести к тяжелым негативным последствиям в регионе Центральной Азии. В конце концов терпение России и Китая может лопнуть и тогда может стать вопрос смены режима в Узбекистане. Может этого и добиваются те геополитические игроки, которые подталкивают Ташкент к неадекватным действиям. Ведь смена режима в Ташкенте не будет бескровной, она может ввергнуть страну в хаос.
Аналитическая группа «Ареопаг»

Комментариев нет:

Отправить комментарий