вторник, 11 ноября 2014 г.

КНР и США вступают в бой за Шелковый путь. Пострадает ли Казахстан?

Накануне было объявлено о старте масштабного проекта в Центральной Азии по возрождению Великого шелкового пути, за которым стоит Китай. Если раньше дальше разговоров дело не доходило, то на этот раз все кажется, более чем серьезным, ведь на горизонте замаячили огромные деньги.

Поднебесная выделит $40 млрд на учреждение фонда Шелкового пути. Эксперты говорят о новом витке массированной экспансии китайского капитала в Центральной Азии, где особую роль должен играть Казахстан. Старт большого проекта несет значительные риски для региона, которые заключаются не только в возрастающей зависимости республик ЦА от воли Пекина, но и в возможности серьезного противостояния КНР и США, последние видят проект шелкового пути совершенно иначе, нежели Поднебесная.
Председатель КНР Си Цзиньпинь заявил о том, что первый транш в $40 млрд на возрождение Великого шелкового пути должен пойти на решение транспортно-коммуникационных проблем в Азии.
«Фонд будет предоставлять инвестиции и финансовую поддержку сотрудничеству в сфере инфраструктуры, ресурсов, промышленности и финансов, а также на другие транспортно-коммуникационные проекты с участием различных стран, расположенных вдоль экономического пояса Шелкового пути и морского Шелкового пути 21-го века. Транспортно-коммуникационные связи в Азии - ключевое звено в процессе выявления новых факторов роста и конкурентных преимуществ континента. Азиатские страны должны как можно раньше добиться плодов взаимосвязанности за счет прорыва в развитии транспортной инфраструктуры. Китай в ближайшие 5 лет предоставит сопредельным странам возможности по подготовке 20 тыс. специалистов в транспортно-коммуникационной сфере», - заявил глава КНР во время своего выступления на встрече с руководителями Бангладеш, Камбоджи, Лаоса, Монголии, Мьянмы, Пакистана и Таджикистана.
Китайское государственное агентство Синьхуа сообщило, что уже в скором времени деньги из фонда пойдут на строительство современных железных дорог по всей Центральной Азии. В Поднебесной опровергли предположения, что создавая фонд, Пекин стремится подорвать позиции Всемирного банка и Азиатского банка развития в регионе. Однако аналитики уверены, что конечной целью Китая является желание вытеснить ВБ и АБР из крупных инфраструктурных проектов в Центральной Азии, предлагая местным автократиям значительные займы из фонда Шелкового пути на более выгодных условиях и без жестких требований, которыми отличаются ВБ и АБР. В обмен на это Пекин будет требовать стопроцентную лояльность от своих вассалов.
В общей сложности только за последний год Китай влил в центральноазиатский регион как минимум $150 млрд, на $60 млрд были заключены двусторонние контракты со всеми республиками ЦА, $40 млрд уйдут на фонд Шелкового пути и $50 млрд КНР выделил в октябре на создание учрежденного Пекином Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, членом которого является Казахстан.
Любопытно, что об инициативах в скором времени активно включиться в реанимацию Великого шелкового пути заявляют и Соединенные Штаты Америки. В частности Агентство США по международному развитию назвало в новом пятилетнем плане для региона Центральной Азии, рассчитанном на 2015-2019 годы среди основных приоритетов - развитие транспортной инфраструктуры путем возрождения Шелкового пути.
Хотя само Агентство не занимается напрямую инфраструктурными проектами, но его рекомендации имеют большое влияние на американских политиков, принимающих решение об укреплении своего влияния в том или ином регионе мира. На организованном Агентством IV Центрально-Азиатском торговом форуме, прошедшем в начале ноября в Алматы американские эксперты в один голос говорили о готовности Америки участвовать в проекте возрождения Шелкового пути.
У США и КНР совершенно различные подходы к нему. В 1993 году в Брюсселе Европейская комиссия организовала встречу представителей Центральной Азии, Кавказа и Европейского Союза, где впервые была озвучена американская концепция «New Silk Road» - интеграция в мировую экономику новых независимых государств Центральной Азии и Кавказа, через разветвленную транспортную и коммуникационную сеть ТРАСЕКА.
Летом 1998 года 12 стран Кавказа и ЦА при содействии США подписали соглашения о создании железнодорожного, морского, воздушного и автомобильного транспортного коридора из Китая и Монголии в Европу, в обход России. Но на протяжении последних 16 лет этот проект так и не получил своего развития.
В свою очередь Китай предлагает иную концепцию, согласно которой все основные маршруты, соединяющие Европу и Центральную Азию должны проходить через Поднебесную. Правда, КНР в отличие от Штатов в последнее время предпринимает более активные усилия по реализации собственного варианта возрождения Шелкового пути. И, скорее всего, это не устраивает США. О том, что противостояние Поднебесной и Штатов будет обостряться, еще год назад отметил эксперт Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Джона Хопкинса Адиб Фархади.
«Соединенные Штаты должны взять инициативу в свои руки и выработать долгосрочную стратегию для региона. Мы должны проложить в регион Новый Шелковый путь, потому что если мы этого не сделаем, то этот пробел восполнят другие, например Россия, Китай», - сказал американский профессор.
Позиция Астаны относительно обоих проектов выглядит пока таким образом - готовы участвовать и там, и там, если будет выгодно. Как только было заявлено об американской концепции «New Silk Road» президент Казахстана ее активно поддержал. Он был одним из первых лидеров Центральной Азии горячо выступавшим за скорое восстановление торговых связей в регионе, через реализацию этой концепции.
По его словам, главным элементом "Нового шелкового пути" должен стать транспортно-логистический хаб, который будет создан при национальном перевозчике "Казахстан Темир Жолы". На западе Казахстана будет расширен морской порт Актау и построен логистический центр в Актобе, и эти объекты должны стать западными воротами Казахстана для выхода в прикаспийский регион и в Европу.
Исходя из видения Нурсултана Назарбаева возрождение Шелкового пути, позволит РК восстановить историческую справедливость и стать мостом между Европой и Азией. Между тем, Астана никогда не выступала и против китайского проекта. Так во время прошлогоднего осеннего визита лидера КНР Си Цзиньпиня в Казахстан из Астаны поступали достаточно одобрительные сигналы относительно участия РК в китайском проекте.
О том, что конкуренция за регион между Поднебесной и США будет возрастать, открыто сказал и заместитель секретаря Совета безопасности Казахстана Марат Шайхутдинов, который подчеркнул, что обостряется конкуренция проектов глобальных игроков, подталкивающих центральноазиатские страны к окончательному геополитическому выбору.
«С одной стороны, это вольно или невольно, ведет к превращению региона в объект внешнего воздействия, с другой - к медленному, но опасному росту конфликтогенного потенциала. Пока, конечно, дело не дошло до межгосударственных вооруженных конфликтов, но уже имеет место локальная перестрелка на границах и столкновение граждан из-за водных и других ресурсов», - заметил Марат Шайхутдинов.
Не стоит забывать и об интересах России, которая исторически считает регион ЦА – зоной своего влияния, и тот факт, что местные автократии все меньше оглядываются на московского Старшего брата, не может не нервировать Владимира Путина, всерьез озаботившегося демонстрацией миру своего имперского величия. Поэтому в Кремле явно не испытывают восторга от новых планов Пекина по окончательной экспансии Центральной Азии, учитывая, что лидеры стран региона далеко не против идти на поводу у Поднебесной. В частности об этом заявил в своем недавнем интервью агентству «Регнум» руководитель таджикистанского объединения «Индем» Саймуддин Дустов.
«Новая китайская инициатива и вынужденное активное включение Таджикистана в эти процессы сильно раздражают Кремль, и Златоглавая скорее ответит в привычной для себя манере - мощным информационным давлением на президента Рахмона. Дойдёт ли до очередной спецоперации? Скорее, нет. Во-первых, Москва сильно занята на других направлениях, во-вторых, власти Таджикистана постараются хоть как-то учесть интересы Кремля, даже в этой партии. Создавая экономический пояс развития в Центральной Азии, поддерживая любые легитимные режимы в странах этого региона, Китай в среднесрочной перспективе минимизирует риски в западном, уйгуро-мусульманском направлении, а в долгосрочной перспективе распространит свое военно-политическое влияние на эти территории. В нынешних условиях, когда у стратегического партнёра Таджикистана Российской Федерации большие проблемы и рецессия на пороге, когда денежные переводы мигрантов падают, и дела в таджикской экономике дышат на ладан, это более чем хорошо, но есть и опасность - для Москвы это вызов. При Путине и Лаврове не было и, скорее всего, уже не будет четкой стратегии в отношениях с постсоветскими республиками ЦА», - отметил г-н Дустов.
Видимо, рассуждения таджикистанского эксперта, в целом отражают как общее видение влияния Китая в регионе, так и совместные страхи местных автократий перед лицом возможной дестабилизации в ЦА со стороны крупных геополитических игроков, для которых наступает весьма важный момент по определению доминирующей силы в регионе. И если США и Китай пытаются идти по пути финансового влияния, то у России, у которой такого рычага давления нет - остается лишь военный путь, чему свидетельством стала ситуация в Украине.
Ведущий эксперт из Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Аджар Куртов считает, что проект Пекина это масштабное обустройство нового направления китайской торгово-экономической экспансии на внешние рынки.
«Понятно, почему Китаю важен, прежде всего, Казахстан. Ведь экспансию эффективней начинать с сопредельной территории. А из трех граничащих с КНР центральноазиатских государств именно Казахстан более привлекателен. Во-первых, в Казахстане есть большие ликвидные природные ресурсы, в Кыргызстане их мало, а в Таджикистане, помимо того, что их также мало, они еще и труднодобываемы. Во-вторых, это Казахстан граничит с двумя другими - несопредельными с КНР странами Центральной Азии - Узбекистаном и Туркменистаном, а значит, через его территорию можно проникать и туда. В-третьих, рельеф местности - равнина против высокогорья также говорит в пользу Казахстана: ведь те же железные дороги дешевле строить и эксплуатировать именно при размещении на равнинных участках. Наконец, Казахстан - это самое успешное из центральноазиатских государств. Его пример может быть заразителен. Даже если Пекин это не афиширует, то китайский проект Великого шелкового пути - это конкурентный проект по отношению к Евразийскому экономическому союзу», - заметил эксперт.
Кандидат исторических наук, ведущий аналитик Центра исследований кризисных ситуаций Наталья Харитонова сказала Kursiv.kz, что противостояние в Центральной Азии на уровне глобальных игроков обостряется, и будет проходить по линии США-Китай, США-РФ, набирает силу европейский, индийский и иранский факторы.
Ведущий научный сотрудник Службы геополитики и региональных исследований библиотеки первого президента РК Руслан Изимовзаметил, что основная суть американского проекта «New Silk Road» сводилась к тому, чтобы объединить Центральную Азию с Афганистаном и расширить присутствие США в регионе под видом содействия безопасности. Истинной целью проекта Белого дома было и является стратегическое окружение и сдерживание своего самого большого врага – Китай.
«У китайского проекта есть привлекательные моменты. В этом плане уместно отметить, что президент Нурсултан Назарбаев лично неоднократно выступал в пользу воссоздания Великого шелкового пути. Он отмечал, что данный проект призван содействовать становлению Казахстана как торгового, логистического и делового хаба в Центральной Азии», - считает Руслан Изимов.
http://www.kursiv.kz/news/details/vlast/knr_i_ssha_vstupayut_v_boy_za_shelkovyy_put_postradaet_li_kazakhstan/

Комментариев нет:

Отправить комментарий