среда, 12 ноября 2014 г.

Голодовка заключенного Мансура Мингелова: Хроника событий

По сообщениям собственных источников АНТ, в рамках очередного помилования осужденных в честь двадцать третьей годовщины независимости Туркменистана на свободу вышли около двух тысяч человек. В основном помилование коснулось осужденных заизнасилование (все три части ст. 134, при условии, что до окончания срока осталось менее 4-х лет), разбой (ст. 231, ч. 1,2,3), кражу,мошенничество, присвоение или растрату (ст. 227, 228 и 229, если погашен иск), по статье «Мужеложство» (135) и «Уклонение от призыва на военную службу» (ст. 219 ч. 1).

К сожалению, помилование обошло стороной Мансура Мингелова, этнического белуджа, осужденного в 2012 году на 22 года лишения свободы по ложным обвинениям в контрабанде наркотиков, изготовлении порнографии и вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий.
Мансура Мингелова впервые арестовали 6 июня 2012 года в связи с уголовным делом с участием его брата, точнее, на следующий день после ареста последнего. В течение 15 суток Мансур в принудительном порядке находился в региональном центре реабилитации от наркозависимости, однако пребывание его там было связано не с лечением от наркозависимости — Мансур наркотики никогда и не употреблял, — а для того, чтобызажили следы от нанесенных 6 июня побоев. За эти 15 дней, проведенных в диспансере, ему дважды пытались подкинуть наркотики и была попытка обманом получить его подпись на чистом листе бумаги.
22 июня 2012 года, не найдя в его действиях состава какого бы то ни было преступления, Мансура отпустили. Находясь на свободе, М. Мингелов обратился в Генеральную прокуратуру и к Президенту Туркменистана с жалобой на избиение и применение к нему пыток сотрудниками Государственной службы охраны безопасности здорового общества (бывшая Служба по борьбе с наркотиками). Кроме того, между 25 июня и 2 августа того же года, то есть до своего очередного ареста, Мансур провел сбор и затем задокументировал 11 случаев пыток и жестокого обращения в отношении других белуджей в Марыйском велаяте. Записав собранную информацию на компакт-диски, он отправил их в посольство США в Ашхабаде, в представительство ОБСЕ, а также в Генеральную прокуратуру.
В сообщениях разных людей о пытках содержались утверждения о том, что сотрудники правоохранительных органов дробили задержанным кости с помощью стамесок, оттягивали плоскогубцами мошонкуприменяли электрошок, а также избивали задержанных ножками от стульев и пластиковыми бутылками. 
Именно разоблачение преступлений туркменских наркополицейских и послужило причиной повторного ареста М. Мингелова. За пять дней было сфабриковано уголовное дело, в котором имелось множество неразрешенных противоречий и нестыковок, однако суд признал Мингелова виновным и назначил ему наказание 22 года лишения свободы. Несмотря на то, что другие обвиняемые по этому делу и свидетели отрицали вину Мансура по всем пунктам обвинения, в своем заключении суд сослался на некие предварительные показания тех же самых свидетелей, которые при этом в деле отсутствуют!
О судьбе Мансура Мингелова широкой общественности стало известно в апреле 2014 года, когда правозащитная организация «Международная Амнистия» выступила в защиту туркменского заключенного, призвав мировое сообщество оказать давление на власти Туркменистана, чтобы предотвратить его незаконное возвращение в тюрьму «Овадан-Депе», где ранее его регулярно избивали.
Туркменистан занимает шестое место в мире и первое место в Азии по количеству заключенных на 100 тысяч человек — 530 заключенных, опережая такие страны как Китай (124 заключенных на 100 тысяч человек), Иран (283 заключенных) и Мьянма (113 заключенных). 12.3% от общего числа заключенных в Туркменистане составляют женщины (9 место в мире).
Перевод в тюрьму «Овадан-Депе» тогда удалось остановить, однако на Мингелова стало оказываться сильное давление, вплоть до угроз со стороны начальника колонии майора Батыра Гуллыева, который обещал лишить осужденного свиданий и ограничить количество передач. Помимо этого, прессинг оказывался на семью Мансура, его близких и дальних родственников и даже на соседей.19 мая 2014 года Мансур Мингелов в знак протеста против приговора, вообще, и психологического давления, в частности, объявил бессрочную сухую голодовку, находясь в колонии LB/K-11 города Сейди Лебапского велаята. М. Мингелов настаивал на своей невиновности и требовал встречи с прокурором и пересмотра своего уголовного дела и судебного решения. Голодовка продлилась 19 дней, за это время к нему наведывались и прокуроры, и психологи, и сотрудники национальной безопасности. Одни угрожали, другие убеждали отказаться от своих намерений, третьи пытались «договориться», в частности, поменять его статьи на одну более легкую и освободить в ближайшее время.
Голодовка была прекращена 8 июня после визита к Мансуру, находившемуся к тому времени на грани смерти, начальника Департамента исполнения наказаний Чары Гельдыева. Чиновник дал обещания пересмотреть дело Мансура в обмен на то, что СМИ перестанут публиковать информацию о нем.
После нашего сообщения о том, что Мансур жив и прекратил голодовку, известий о нем больше не было. В самом Туркменистане за это время состоялось уже два акта помилования — в июле и в октябре, но Мансур так и продолжает отбывать наказание. Обещание чиновник не сдержал. Сегодня «Альтернативные новости Туркменистана» публикуют всю хронику событий, связанных с судьбой М. Мингелова.
Хроника событий
3-5 июня, 2014 года
Родственники Мансура Мингелова встретились с представителем посольства США в Туркменистане, вторым секретарем политико-экономического отдела г-жой Шан Ши (Shan Shi). Встреча состоялась по инициативе семьи Мингеловых и проходила на территории диппредставительства. Цель встречи – узнать, ведется ли какая-нибудь работа со стороны американских дипломатов в отношении дела Мансура Мингелова. Американский дипломат сообщила, что посольство США до сих пор никаких запросов по делу Мансура Мингелова туркменской сторонене посылало. Дипломат отметила, что для того чтобы послать подобный запрос, американская сторона должна быть уверена в невиновности Мансура Мингелова, а для этого требуются документальные доказательства его невиновности. В конце встречи г-жа Шан Ши взяла копию приговора Мансуру и попросила его родственников перевести двадцатитрехстраничный документ на английский язык…
6 июня, 2014 г.
Мансур находится при смерти. У него отказали ноги. Врачи санчасти доложили об этом администрации, и они стали навещать Мансура каждые 2-3 часа. Начальник колонии майор Батыр Гуллыев просит Мансура прекратить голодовку.
7 июня, 2014 г., за день до прекращения голодовки
В колонию приехали прокурор и психолог, начали убеждать, что и Мансур, и они подошли к критической черте. Мансур от своих требований не отказался.
8 июня, 2014 г.
В 2 часа утра в колонию приехали двое. Первый представился начальником Департамента исполнений наказанийЧары Гельдыевым. Второй не представился, лишь назвался «куратором», но его вопросы и грубая манера общения выдавали в нем представителя Министерства национальной безопасности. В частности, визитера интересовали связи Мансура со СМИ и международными организациями. Диалога между ними не получилось, они нагрубили друг другу, и «куратор» удалился.
С Ч. Гельдыевым беседа продлилась до пяти утра. Сначала чиновник уговаривал Мансура поменять его статьи на одну, более легкую, («на ближайшем помиловании освободишься»), но после того, как получил отказ, Гельдыев все же согласился на пересмотр дела. При этом оговорился, что за результаты пересмотра не отвечает. Мансур ответил, главное, чтобы следствие проводилось честно, тогда он за результат будет спокоен. Ч. Гельдыев согласился, но попросил, чтобы впредь о Мансуре в интернете не писали. Голодовка была прекращена.
9 июня 2014 года 
В дом Мансура Мингелова приехали сотрудники Государственной службы охраны безопасности здорового общества (бывшая Служба по борьбе с наркотиками) и забрали на допрос жену Мансура с малолетним ребенком. Допрос проходил в городском отделе полиции и длился около 20 минут. Сотрудники ведомства расспрашивали молодую женщину об имуществе семьи Мингеловых, в частности, о доме, в котором они живут, как и когда он им достался. Помимо этого, наркополицейские уточняли, как и когда женщина познакомилась с Мансуром, почему его мать так часто выезжает в Ашхабад и т.п.
Июль 2014 года
В первой половине июля (точная дата неизвестна), до Указа о помиловании заключенных в честь священной Ночи благодарения, сотрудники Министерства национальной безопасности несколько раз просили семью Мансура Мингелова написать прошение о помиловании на имя президента. Самому же Мансуру предложили подписать готовую статью, в которой он благодарит президента за милость и справедливость, что на свободе он оказался именно благодаря главе государства, а не «международным организациям, спонсируемым враждебными странами». Статья предназначалась для средств массовой информации Туркменистана. Все эти предложения Мансуром были отвергнуты.
Июнь-июль 2014 года
Спецслужбы продолжают оказывать беспрецедентное давление на членов семьи Мансура Мингелова. В частности, жену Мансура вновь вызывают, но на сей раз в паспортный стол, якобы для уточнения прописки, однако в действительности двое мужчин устраивают женщине самый настоящий допрос: сколько раз она ездила навещать Мансура в колонии, кто из родственников и друзей особенно плотно общается с ним и т.д. Помимо этого, сотрудники спецслужб наведываются к соседям Мингеловых и интересуются, с кем общается жена Мансура. С подобными визитами побывали эти люди и у дальних родственников супруги Мансура.
Октябрь 2014 года
Сотрудники Департамента исполнения наказаний и прокуратуры еще раз допросили одного из фигурантов дела Мансура Мингелова — Самандара Мирдостова. С. Мирдостов отбывает свой 13-летний срок в колонии общего режима LB-K/10 в городе Сейди. Во время судебного разбирательства С. Мирдостов отказался от ранее данных им показаний, в частности, о том, что якобы Мансур был в курсе их дел, связанных с наркотиками. Подробности допроса С. Мирдостова нам неизвестны.
Доказательства невиновности Мансура Мингелова
Напомним, Мансура Мингелова осудили по четырем статьям УК Туркменистана: вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (статья 156), распространение порнографии (статья 164), контрабанда (статья 254), незаконное приобретение, хранение, перевозка наркотиков с целью их сбыта (статья 292).
pass
Отметки в паспорте М.Мингелова, подтверждающие, что момент совершения «преступления» его в стране не было
В качестве доказательства невиновности Мансура по последним двум статьям имеется паспорт Мансура Мингелова с отметками миграционной службы ашхабадского аэропорта, а также аэропорта Суварнабхуми (Бангкок, Таиланд) о пересечении им границы. Дата въезда на обеих отметках значится 27 мая 2012 года, а дата выезда – 2 июня того же года. В приговоре же М. Мингелову говорится, что контрабанда наркотиков группой лиц по предварительному сговору (свыше 13 с половиной килограммов опиума) из соседнего Ирана, их незаконное приобретение от не установленного следствием лица и хранение с целью сбыта имели место 29 мая 2012 года в Марыйском велаяте на трассе Мары-Ашхабад. То есть преступление было совершено в то время, когда Мансур фактически находился за тысячи километров от Туркменистана.
Помимо этого, все свидетели и участники данного процесса заявили в суде, что Мансур вообще не был в курсе того, кто и кому поставлял наркотики и по какой цене их продавал. Один из участников этого дела, Самандар Мирдостов, на суде отказался от данных им ранее показаний, что якобы Мансур был в курсе их дел, связанных с наркотиками. (см. материалы этого уголовного дела внизу и в разделе «Мультимедиа»).
Что касается статьи о вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий, то из приговора суда следует, что все девушки отрицали какое-либо принуждение со стороны Мансура: спиртное он им не предлагал, а пиво они пили добровольно (см. стр. 11 приговора). Занесенные в приговор показания «потерпевших», которых, по утверждению следствия, Мансур и его брат Рустам вовлекали в совершение «антиобщественных действий», были записаны следователями якобы со слов самих «потерпевших», однако в реальности эти показания совершенно не соответствовали тому, что говорили девушки во время суда. Следователи воспользовались тем, что все четыре «потерпевшие» были русскими и ни слова не понимали по-туркменски, но под нажимом сотрудников прокуратуры, проводивших следственные действия, поставили свои подписи в протоколах, содержание которых им никто не перевел. Есть также сведения, что девушек запугивали и им угрожали.
Обвинения в распространении порнографии Мансур на суде назвал клеветой, заявив, что следователи в его присутствии намеренно загрузили 93 видеоматериала порнографического содержания. Известно, что компьютер действительно принадлежал Мансуру, но последнее время находился дома у его брата Рустама. Приглашенный в качестве эксперта инженер госпредприятия «Туркментелеком» А.Сапарбаев, дабы проверить, как и когда были загружены порноматериалы в компьютер Мансура, на следствии заявил, что, проведенный им эксперимент с Рустамом Мингеловым на предмет его компьютерных навыков, показал его слабое владение техническим устройством; Рустам не смог даже с первой попытки зайти на сайт spaces.ru, откуда якобы скачивались порноматериалы. Просьбу показать, как загружать видео и затем сохранять его в компьютере, Рустам и вовсе выполнить не смог. Все это якобы подтверждает тот факт, что порноматериалы скачивались и загружались не им самим, а кем-то другим, а именно Мансуром…
Подобных экспериментов с Мансуром не проводилось. Заметим по ходу, что следственные действия относительно распространения порнографии проводились почему-то следователями службы по борьбе с наркотиками, а не органами внутренних дел, как того требует уголовно-процессуальный кодекс страны (статья 224 ч. 4 УПК Туркменистана).
Подытоживая вышесказанное, мы обращаем внимание международной общественности на то, что в отношении гражданина Туркменистана Мансура Мингелова совершился судебный произвол. И этот произвол продолжается по сегодняшний день. Является ли суд честным, справедливым и независимым, если можно так просто предложить человеку, обвиненному в тяжких преступлениях и осужденному на более чем два десятка лет, пойти на сделку и принять свободу в обмен на молчание?! Бесчестный торг структур, призванных охранять закон, с человеком, полностью от них зависимым. Облегчение в обмен на молчание…
Мы призываем международные правозащитные организации, правительства демократических стран, Евросоюз, ОБСЕ и другие институты добиться от властей Туркменистана пересмотра уголовного дела Мансура Мингелова и освобождения невиновного человека! Правоохранительные органы Туркменистана должны немедленно прекратить давление в отношении членов семьи Мансура Мингелова!
29 октября 2014 года в МИД Нидерландов (г. Гаага) мы встречались со старшим советником по политическим вопросам г-ном Яном Ринзема (Jan Rinzema) и его коллегами. Дипломаты были проинформированы о развитии событий в отношении дела Мансура Мингелова, им также были переданы копии предыдущих заявленийправозащитной организации «Международная амнистия» (Amnesty International) по делу М. Мингелова. К слову, третьего ноября эта организация вновь призвала международное сообщество повлиять на власти Туркменистана с целью пересмотра дела Мансура Мингелова в соответствии с международными стандартами справедливого суда. Нынешнюю хронику событий мы до конца недели переведем на английский язык и разошлем представителям Евросоюза, Европарламента, международным правозащитным организациям, американским дипломатам в Вашингтоне, Женеве и Ашхабаде.
За все прошедшее время туркменская сторона не предъявила никаких иных подтверждений виновности Мансура Мингелова, за исключением пары анонимных сообщений в редакцию АНТ от «знакомых» и «земляков» Мансура Мингелова о том, какой этот человек на самом деле «разбойник» и «головорез»…

Комментариев нет:

Отправить комментарий