четверг, 22 мая 2014 г.

Политика «красной черты» ужесточается

Украинский кризис существенно не отразится на отношениях между Туркменией и Россией. Но, вероятно, Ашхабаду нужно вести себя еще осторожнее, чтобы не разозлить русского медведя.

В настоящий момент Туркменистан не находится в центре внимания России. Так и будет продолжаться, хотя российская сторона настойчиво заставит туркменские власти быть более внимательными и не пересекать то, что Москва определила как «красную черту» в двусторонних отношениях. «Туркменистан не является приоритетным направлением, когда речь заходит об амбициях России в странах бывшего Советского Союза. Принимая во внимание отсутствие общих границ с Россией и, по большому счету, достаточно стабильные торгово-экономические и политические отношения, украинский кризис и политика России в странах бывшего Советского Союза не должны напрямую отразиться на Туркменистане», — считает научный сотрудник кафедры русского языка и восточно-европейских исследований Карлова Университете в Праге Ян Шир.
Многое зависит от того, как трактуются недавние шаги, предпринятые российскими властями. Некоторые полагают, что Кремль просто хочет защитить свои интересы, особенно в области безопасности. Другие усматривают в агрессивной политике России желание восстановить подобие Советского Союза из-за прагматических и идеологических соображений, а именно проект Путина «Евразийский Совет». «Я не думаю, что Москва подготовила генеральный план. Путин экспериментирует с новыми возможностями и требованиями времени. На Украине же они подталкивает Киев к отказу от подписания не столь значимого соглашения с Европой. Интересен и немного неожиданен тот факт, что излишняя сосредоточенность на теме «Россия против Запада» и рассматривание ситуации в ключе «столкновения цивилизаций» полностью оставило за бортом такие страны, как Туркменистан, Азербайджан и Таджикистан», — считает Павел Баев, специалист по России в Институте исследований проблем мира в Осло (PRIO).
Дело в том, что, несмотря на некоторые сложности, например грубую приостановку Россией газовых поставок в 2009г. или отзыв в 2010г. лицензии российского оператора мобильной связи МТС в Туркменистане, Ашхабад не причинял Москве неприятности в последние годы», — считает Лука Ансечи, преподаватель и специалист в области центрально-азиатских исследований университета Глазго. Конечно, политика бывшего президента Туркменистана Сапармурата Ниязова имела более конфронтанционную направленность по отношению к России, когда он пытался навязать националистические идеи сразу после распада Советского Союза. Новый президент Гурбангулы Бердымухаммедов настроен более лояльно по отношению к Кремлю. «Однако, в итоге, — объясняет Ансечи, который в 2008г. написал докторскую диссертацию по внешней политике Туркменистана на тему «Политика позитивного нейтралитета и консолидация туркменского режима», — «эта политика нейтралитета оказалась гораздо более эффективной для Ашхабада, чем могла бы быть многовекторная политика».
В недавнем прошлом Россия достаточно агрессивно отреагировала на то, что Ашхабад рьяно настаивал на строительстве Транскаспийской магистрали для экспорта своего газа на Запад. Это одна из «красных черт» Москвы. Однако, «Туркменистан будет продолжать вести переговоры с Азербайджаном по вопросу строительства газопровода под эгидой ЕС. Эти переговоры вряд ли принесут какие-то плоды. Если соглашение о строительстве такого трубопровода все-таки будет достигнуто, Россия может рассмотреть возможность вооруженого вторжения в Туркменистан или просто угрожать военно-морским присутствием. «Газпром» по-прежнему стремится удержать свою монополию на экспортные поставки туркменского газа в Европу», — утверждает Роберт Катлер, старший научный сотрудник Института европейских, российских и евразийских исследований при Университете Карлтона в Оттаве (Канада).
Вряд ли Ашхабад решится пересечь «красную черту». Возможно, это произойдет, если Европа будет гарантировать строительство трубопровода через некое соглашение с Россией. Но, судя по всему, Брюссель очень далек от этого. Между тем, Туркмения будет продолжать сдерживать влияние России через сокращение ее роли в основных направлениях экономики и бизнеса, например, не допуская российские компании в свои стратегические секторы экономики, скажем, газовую отрасль или железнодорожные перевозки.
Если под «красной чертой» Россия подразумевает то, что она не позволит Западу играть главную скрипку в странах бывшего Советского Союза, афганский вопрос может стать предметом разногласий между Москвой и Ашхабадом. Но нейтральный статус будет и дальше способствовать защите интересов Туркменистана. Однако, вопрос безопасности может заставить Россию обратиться к Туркмении за расширением сотрудничества.
Александр Князев, глава информационно-аналитического центра «Каспийский мост», полагает, что «с точки зрения безопасности с афганского направления Туркмения представляет для России интерес больше других стран Средней Азии. Таджикистан является членом ОДКБ и российская сторона имеет возможность контролировать эту сферу и влиять на нее вплоть до прямого участия. Узбекистан вышел из ОДКБ, но существуют договор 2005 года, на основании которого осуществляется очень интенсивное сотрудничество в вопросах безопасности. Туркменистан же не участвует в региональной сфере безопасности ни в каких формах. Это актуально, так как в Туркменистане, на провинциальном уровне, резко усиливается влияние радикальных исламистских группировок».
Что может стать российским рычагом давления на Туркмению, если туркменские власти перейдут так называемую «красную черту»? Русскоязычное население в Туркменистане? «На сегодняшний день это маловероятно. Численность этого этнического меньшинства очень мало и составляет всего 4% от населения Туркменистана. Если сделать экскурс в историю, мы помним, что когда при режиме Ниязова плохо обращались с русскими, Москва не предприняла особых попыток помочь им», — говорит Ян Шир. Среди прочих рычагов давления, кроме военного вторжения, можно назвать поддержку возможного государственного переворота, механизмы экономического давления, ухудшение отношений Туркмении с соседними странами и т.д. Однако, создается впечатление, что Москва, которая сейчас больше озабочена кризисом на Украине, забыла о Туркменистане, а Ашхабад, в свою очередь, далек от того, чтобы осмелиться пересечь «красную черту».
Режис Женте

Комментариев нет:

Отправка комментария