вторник, 20 мая 2014 г.

Аманмурат Бугаев: Села приходят в запустение

Безработица влияет на жизнь велаятов. На примере Балканского велаята она сказывается на численности населения.
Здесь особенно заметен процесс сокращения числа коренных жителей и запустения их сел. Туркменский писатель Аманмурат Бугаев на днях побывал в Балканском велаяте. О своих впечатлениях он рассказал радио Азатлык.
- За время своей поездки мне удалось побывать примерно в двадцати селах и везде, в Берекете, в Туркменбаши, в Сердаре (бывший Кызыларват), скажу вам, картина одна и та же – постепенное запустение… А ведь еще в первые годы независимости Сапармурат Ниязов огласил программы с красивыми названиями «10 лет стабильности» и «Новое село». Балканский велаят, где традиционно сильно было развито животноводство, стал жертвой реализации той близорукой политики Ниязова. Животноводство как отрасль было полностью разорено, а скотоводы остались без работы. Из сел Балканского велаята начался массовый отток местного населения.
Конкретный пример. Поселок Гызылгая в этрапе Туркменбаши в прежние годы был центром трех совхозов - «Туркменистан», «Джебел» и имени 26 Бакинских комиссаров. Так вот, все три совхоза были ликвидированы. В самом поселке Гызылгая, где проживало примерно 1000 человек, половина населения переселилась в другие места. Но и это еще не все. Как говорят, беда не приходит одна. Так случилось и в Гызылгая.
Государственные руководители не нашли в себе политической воли и силы, чтобы признать ошибочность собственной политики. Вместо этого они обвинили в развале совхозов чабанов, чолуков-подпасков, работников среднего звена, которых потом в большом количестве привлекли к суду и отправили на долгие годы в места лишения свободы. Судебные процессы с особой пунктуальностью окончательно добили животноводство и опустошили села Джаман, Бургун, Аджигуйы, Доймаз, Гокдере, Гарайман, Авламыш, Тувер, Гарайылгын и другие. Все эти села опустели по той причине, что людей лишили средств к существованию, оставили ни с чем.
- Аманмурат, скажите, как выглядят сегодня опустевшие туркменские села, которые вы назвали?
- Сначала скажу, что все эти села мне знакомы с детства. Поэтому сегодня я не увидел то, что было там раньше. Много разрушенных домов. Куда ни посмотри - одни руины. Много руин. С некоторых построек разобрана крыша, шифер, оконные рамы, двери, словом, все, что можно снять и унести, давно уже снято и унесено кем-то. Если прежде расстояние между домами было 20-25 метров, то сейчас оно уже 100-150 метров. Оставшиеся жители не хотят, чтобы их село выглядело как после бомбежки. Они постепенно разбирают руины брошенных и разваленных домов. Там, где раньше было 50 домов, теперь осталось половина или и того меньше. Для меня, видевшего эти села с малолетства, это запустение оставило боль и удручение в душе.
- Если сравнить, скажем, советский период с нынешним, то чем занимаются сейчас люди, какие имеют они источники дохода?
- Прежде здесь все держалось на животноводстве. Эта отрасль служила источником всех благ для местного населения. В каждом селе располагалась одна или две животноводческие фермы. Людей было много. В селах были свои школы, медпункты, в них трудились, зарабатывали деньги учителя, медики. Сегодня в селах Балканского велаята нет ни людей, ни нормально функционирующих социальных учреждений. Все куда-то само собой исчезло...
Перевод с туркменского АНТ

Комментариев нет:

Отправка комментария