понедельник, 12 мая 2014 г.

Ишенгуль Болджурова, экс-министр образования, общественный деятель: "Министру Садыкову не хватает решительности, незаметно, что он собирается решать проблемы"

- Ишенгуль Садыковна, в последнее время депутаты Жогорку Кенеша частенько критикуют министра образования Каната Садыкова. Говорят, он не справляется со своей работой. Что вы думаете об этом?

- Во-первых, министр должен проработать в сфере образования много лет. Только тогда он будет разбираться в проблемах и решать их. К примеру, я уважаю министра Абдылду Каныметова. Он проработал на должности министра 25 лет и сделал многое. Знал все, что касается отрасли.
А нынешние министры работают 2-3 года. Как можно в таких случаях выдвигать претензии? Канат Садыков работает уже четвертый год. Но и такого времени недостаточно, чтобы провести реформы, улучшить ситуацию в отрасли. Потому что система образования охватывает всю отрасль.
В общей сложности насчитывается около 1 млн школьников, 200 тысяч студентов, более 70 тысяч педагогов, из которых 25 тысяч - преподаватели вузов. Кроме них есть родители, родственники и т. д. Короче говоря, вся система образования тесно связана с обществом.
Во-вторых, скажу из личного опыта, каждый гражданин превратился в критика сферы образования. Критикуют все, понимающие и не понимающие. Нет людей, которые хотят помочь. Нет социального сотрудничества. Если говорить человеку, что он плох, то он станет плохим.
К примеру, каждый гражданин платит налоги на дороги в 1%. Почему нет подобного налога на сферу образования? Таких проблем предостаточно в системе образования. Система образования остается такой, какой остается общественность.
Другими словами, школы - зеркало общества, весь негатив, присущий обществу можно увидеть в школах и в вузах. Поэтому я бы обвинила общественность в сложившейся ситуации в отрасли. Нельзя обвинять министра, если не решаются проблемы всей отрасли.
- Вы хотите сказать, что Канат Садыков хорошо работает?
- Я не собираюсь его защищать. Потому что в его работе полно недостатков. Самое главное, что ему не хватает решительности. Принципиальности. Не чувствуется, что он прилагает все усилия, собирается решить проблемы. Мог бы ставить вопросы ребром перед правительством и Жогорку Кенешем, чтобы решать вопросы.
Вместо этого он отмалчивается, когда его критикуют депутаты. На все претензии он отвечает: "Ладно, ладно", - не хочет наживать врагов среди депутатов. Вместо того чтобы правильно принимать критику, он обижается.
- Говорят, до сих пор не появились стандарты образования...
- На протяжении 20 лет мы не смогли составить идеологию, которую бы принял народ. Без идеологии нельзя составить стандарты образования. Какие ценности и идеи нам нужно внести в учебную программу? Чему будем учить подрастающее поколение, как их воспитаем?
Из-за отсутствия идеологии в школах, в вузах хаотично ведутся занятия, педагоги не знают что им преподавать. Из-за отсутствия идеологии преподаватели, Министерство образования, академия образования не знают, какой стратегии следует придерживаться.
При отсутствии идеологии не следует ждать чего-то от школ, вузов, требовать от них качества. Почему Казахстан обогнал нас по показателям образования? Потому что они поставили перед собой цель - занять место среди 50 развитых стран к 2020 году. В том числе они занимаются сферой образования.
А у нас нет никакой стратегии, программы, касающейся стратегии образования! У Министерства и правительства нет не только долгосрочных планов, но и планов на следующий год.
- Значит в Кыргызстане не были разработаны стандарты образования?
- К сожалению, нет единого государственного стандарта образования. Недавно в Иссык-Кульском государственном университете жаловались, что их принуждают переходить на систему бакалавр-магистратура. В соответствии с государственным стандартом образования подготавливается методология к каждому предмету.
Значит нелогично, что Министерство образования угрожает закрыть учебное заведение, если оно не перейдет на систему бакалавр-магистратура. Говорят, в данное время были разработаны около 200 стандартов, которые никем не рассматриваются. За все это должен отвечать министр.
Но не видно, что он работает в этом направлении. Непонятно, почему до сих пор не были введены стандарты образования. По телевизору, в газетах они выступают красиво, а в работе демонстрируют халатность. Короче говоря, в этом вопросе министр Садыков проявил свою некомпетентность.
- Вы говорили, что у самого Министерства образования нет какой-либо программы...
- Министерство рассмотрело концепцию, программу, план, рассчитанные с 2012 по 2020 гг. Но не был решен вопрос финансирования. Без денег эта программа, стратегия останется на бумаге. С этой точки зрения соседний Узбекистан давно нас обошел. Были введены 12 классов образования, внедрены мировые стандарты.
Основное образование можно получить до 9 класса, а с 10 по 12 класс преподается профессиональное образование. Это остается для нас актуальной проблемой. Неизвестно, когда мы перейдем к такой системе.
С 1989 по 2009 гг. в Узбекистане были построены 1340 академических лицеев и колледжей. А у нас вместо них строят мечети. Досадно, что по этой части мы отстали от всего СНГ.
- Что вы думаете о высказываниях некоторых депутатов, которые утверждают, что министр Канат Садыков приватизировал министерство?
- Наверное, они переусердствовали с критикой. Как он мог "приватизировать"? Наверное, хотят сказать, что он засиделся на своей должности. Я бы хотела сказать, что министра образования нужно оставить в покое на долгое время, только потом требовать от него реформ, улучшения качества образования, позитивных перемен.
В этой отрасли не будет результатов и развития, если они будут постоянно сменять руководство. Я могу сказать это, исходя из личного опыта. Я поняла, что самостоятельно министр ничего не сможет сделать, что для достижения результатов требуется время и поддержка общественности.
- Неоднократно говорили об искоренении коррупции в этой отрасли. Но она только процветает. Почему?
- Это меня не перестает удивлять. Поэтому приходит в голову один случай. Присутствовала на конкурсе детских рисунков в музее имени Г. Айтиева. Приехала домой на такси. Водитель такси сказал мне: "Я вас знаю. Вы были министром образования. Все министры коррупционеры? Вы живете в районе "Киргизия". Значит, и вы коррупционер?" Тогда я у него спросила: "Я брала деньги у тебя или у твоих родственников?" Он ответил: "Нет, но я слышал, что все министры коррупционеры". Затем он увидел дом, в котором я живу и сказал: "Да, вы точно не коррупционер". Что я хочу этим сказать? Когда общественность портится изнутри, она начинает вешать ярлыки. Если человека поймали с поличным, или он вдруг построил себе огромный дом, то его можно назвать коррупционером.
Министр не может один справиться с коррупцией во всей системе. Я думаю, что коррупцию можно побороть, если в этом будет заинтересован народ, если появится социальная ответственность и идеология. Позитивно на борьбу с коррупцией повлияет и выделение достаточных бюджетных средств в эту отрасль.
Что можно сказать по поводу того, что выделенные в министерство миллионы пропадают, как вода, попавшая в песок? Предусмотренные в бюджете деньги не попадают в министерство, они расходуются через Министерство финансов. К примеру, во время моей работы к нам попадали в руки лишь 300 млн сомов. Этих денег хватало на 15 вузов, более 40 школ-интернатов, спортивные объекты при министерстве, на коммунальные услуги. А куда уходят остальные миллиарды сомов? За время своей работы я не успела выяснить.
Побывала в правительстве и в администрации президента. Наверное, наступила на хвост змеи, когда пыталась выяснить местонахождение миллиардов. Министерство не имеет права вмешиваться в процесс строительства школ. В данное время разваливаются школы, которые были построены в Кочкоре в 2006-2007 гг.
Несмотря на все это, Министерство образования остается "мальчиком для битья". Возьмем то же питание учеников начальных классов. Ни один сом для этого не проходит через министерство. Поэтому не стоит критиковать министра, министерство, не зная специфику и полномочия учреждения.
- Вы хотите сказать, что бюджетные средства используются нецелесообразно, уходят в левые карманы?
- Обстоятельства вынуждают так думать. Никто не может этого отрицать. К примеру, в соответствии с законом 30-40% выделенных средств уходит на зарплату учителей. На капитальное строительство выделяется 100 млн сомов, на коммунальные услуги - 500 млн сомов. Куда делись остальные деньги?
Будучи министром, я постоянно поднимала этот вопрос. До сих пор не знаю, куда уходят деньги. Если бы министр вел себя решительно, поставил вопрос ребром, обратившись к людям из высшего эшелона власти, взял бы всю положенную сумму, то вся ответственность была бы на нем.
То же самое можно сказать по кадровому вопросу. К примеру, министерство не может вмешиваться в кадровые вопросы городских отделов образования. Городские власти сами назначают и увольняют. Местные власти определяют судьбу руководителей образовательных учреждений районного или областного масштаба. Глава правительства может назначать и увольнять ректоров вузов.
- Как вы думаете, это правильно?
- С одной стороны правильно. Потому что в какой-то степени это спасает от коррупции и трайбализма. В то же время это позволяет ректорам работать самостоятельно, игнорируя министерство. Правильным способом является избрание ректоров демократическим путем. Но этот же способ приведет к усилению трайбализма и землячества в вузах. Он подорвет сплоченность коллектива в вузах.
Чтобы избежать подобного негатива, правом назначения ректоров наделили главу правительства. Но были случаи, когда правительство неправильно назначало того или иного ректора. К примеру, недавно состоялось голосование на должность ректора Нарынского государственного университета. Но глава правительства назначил на эту должность человека, занявшего третье место.
- Очевидно, что в Кыргызстане полно вузов. Ведутся попытки сокращения и слияния вузов. Сколько вузов нужно сократить, сколько оставить?
- Никто не может назвать какую-то цифру. Вопрос должен решаться в рамках закона. Нельзя так к этому относиться, говорить закроем то, закроем это. Каждый вуз нужно углубленно изучить, рассмотреть изнутри. Каждый вуз нужно аккредитовать и провести аттестацию. Будет неправильно, если отдел лицензирования Министерства образования будет налагать запрет на деятельность какого-либо вуза. Потому что это приведет к столкновению интересов.
С одной стороны будут выдаваться лицензии, с другой стороны устроят проверку. В таких обстоятельствах не будет справедливости. Было бы правильно, если бы аккредитацией и аттестацией занимались люди, независимые от министерства. Необходимо быть деликатнее к вопросам, касающимся упразднения вузов.
Потому что в них учатся сотни, тысячи студентов. У них есть родители, родственники. Революционное решение о моментальном закрытии вузов может и не дать должного эффекта. Сначала нужно провести переговоры со студентами, родителями. Нужно принять во внимание их права. Считаю правильным эволюционный путь сокращения и слияния вузов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий