понедельник, 12 мая 2014 г.

«Записки сумасшедшей» или What the f… is going on with Googoosha?

Сюжетная линия очередного опуса дочери президента Узбекистана, опубликованная на сайте www.uznews.net, явно может служить продолжением истории Аксентия Ивановича из «Записок сумасшедшего».
Жаль: временные рамки не позволяют Николаю Васильевичу Гоголю познакомиться с письмами Гульнары Исламовны Каримовой – новые романы в стиле триллера «Вий» радовали и забавляли бы современников. А так вся эта история с узбекской принцессой откровенно всем уже поднадоела, или, как говорит сама Гугуша: it’s f…ing boring.
Одни и те же стенания по политзаключенным, среди которых проворовавшиеся члены её свиты, или плач Иеремии, только не по разрушенному храму в Иерусалиме, а по крушению собственной бизнес империи. На стенания и плач можно не обращать внимание – в Узбекистане и так всем все понятно. Но вот отношение некоторых иностранных политологов, журналистов и аналитиков к попыткам представить Каримову как правозащитника или борца за права угнетенного узбекского народа, вызывает некоторое удивление. Конечно, эксплуатировать опальную дочь президента как инструмент дискредитации государственных структур и их руководителей заманчиво, и, наверное, беспроигрышно. Однако, использовать всерьез аргументы, которыми пытается жонглировать Каримова в письмах «отчаяния» так же бесперспективно, как просить «super star» Гугушу спеть меццо сопрано арии известных итальянских композиторов в театре им.А.Навои.
Набившие оскомину «факты» всех смертных грехов высших чиновников Узбекистана, о которых так часто пишет Каримова, не стоит даже комментировать. Но, вот сама Гульнара Исламовна не перестает удивлять. Как же принцесса не понимает — каждый новый всплеск интереса к собственной персоне, в Узбекистане вызывает явное раздражение к ней лично. И чем больше становятся известны масштабы захвата узбекских предприятий и оккупации целых отраслей производства командой Каримовой, тем ненавистнее выглядит дочь президента в глазах простых граждан страны.
В истории, связанной с узбекской принцессой немало реалий, которые обращают на себя внимание. Гульнара Каримова уверяет читателей, что отец её не слышит, «he doesn’t hear me», говорит она своим западным друзьям, потому что информационно и физически изолирован «темными силами» от своего народа и от своей любимой дочери.
Тот, кто хоть немного знает Узбекистан, прекрасно понимает, что никто бы не посмел в стране совершить какие-либо действия в отношении членов семьи главы государства без согласования с самим И. Каримовым.
Президент взял под свой жесткий контроль все происходящее вокруг своей старшей дочери. Ограничение передвижения Каримовой, арест большинства членов её свиты не могли не быть санкционированы президентом.
Международные и внутренние коррупционные скандалы, в которых Гульнара Каримова оказалась главным действующим лицом, ударили по имиджу президента, в первую очередь, и по имиджу страны, во вторую.
Возбуждение уголовного дела в нескольких странах в отношении приближенных дочери президента страны – это позор, возбуждение уголовного дела в Швейцарской конфедерации по отмыванию денег дочерью президента – позор вдвойне.
Предварительные результаты множества уголовных дел в Узбекистане, связанных с Каримовой и её командой, так или иначе, просачиваются в СМИ. Причем все прекрасно понимают, что сегодня мы свидетели лишь малой части преступлений, совершенных коррупционной машиной с драйвером Гульнарой Каримовой. Ход истории с принцессой свидетельствует о том, что, несмотря на закрытость узбекской информационной системы, большая часть правды об уровне коррупции и преступлений, совершенных дочерью президента, станет публичной.
В сложившихся условиях отношения между президентом страны и его дочерью – внутрисемейное дело. И лишь Ислам Каримов может принимать те или иные решения об условиях содержания Гульнары Каримовой и её детей.
Все остальное — лишь болезненные эмоции, которые никак не могут вызвать сочувствие у граждан Узбекистана. Возможно, что европейцы или американцы прослезятся, читая письма Гульнары Каримовой, но простые люди, как минимум, хотели бы услышать слова раскаяния в своих преступлениях дочери главы государства. Раскаяние – прерогатива сильных духом и судя по всему это чувство Гульнаре Каримовой не свойственно. Как и не свойственно желание вернуть награбленное своему народу, которым мечтала управлять, как мы теперь убедились, не по справедливости, а по понятиям, или, как она говорит: by the rules of the underworld.
И. Хейфец
Из редакционной почты
www.uzxalqharakati.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий