четверг, 8 мая 2014 г.

«Купит "Казком" БТА и все дырки ему спишут»

Наши последние материалы, посвященные ситуации в «Казкоммерцбанке», вызвали множество вопросов у читателей. Одни хотят знать, не рискованно ли держать в нем депозиты? Другие беспокоятся, как скажется на состоянии дел в этом финансовом институте сделка по покупке «БТА Банка»? Третьи возмущены тем, что регулятор закрывает глаза на ситуацию.
При этом ни первые, ни вторые, ни третьи не верят оптимистичным заверениям топ-менеджеров«Казкома». Как, впрочем, и чиновникам Национального банка и прочих госструктур.  Спрашивается, где искать истину? Мы собрали все поступившие к нам вопросы и попросили ответить на них финансиста Руслана Бекназарова, неплохо разбирающегося в казахстанских реалиях  и, главное, знающего подводные течения в банковском секторе.
Руслан, давайте начнем с общего состояния дел в «Казкоме». На днях наш журналист разговаривал с представителем одной аудиторской компании и в ответ на просьбу оценить дела в «Казкоме»  услышал, что  «в «Казкоме» дырка на дырке» и непонятно «как банк до сих пор жив». Вы согласны с таким мнением?
- Согласен. Я изучил годовые отчеты «Какзкоммерцбанка» и у меня по ним много вопросов.  Уверен, что нарисованные в них цифры не имеют отношения к реальному финансовому положению этого банка.
Например, меня смущает, что   с 2008 по 2011 год чистая прибыль «Казкоммерцбанка» колебалась в узком коридоре - от минимальных 20,757 миллиарда тенге за 2009 год до максимальных 24,686 миллиарда тенге в 2008 году. Такая «устойчивость» вызывает  очень большие подозрения. И когда при заметно меняющейся рыночной конъюнктуре финальный результат не меняется, эти подозрения имеют право на существование.
Или такой момент: основная «корректировка» отчетных данных проводилась менеджментом «Казкоммерцбанка» через показатель «Формирование резервов под обесценение активов, по которым начисляются проценты». Но это как раз то, что полностью находится в руках менеджмента, то есть что «нарисуют», то и будет.
Так что, пожалуй, я готов согласиться с вашим аудитором. Впрочем, хочу оговориться, что в не менее  печальном положении находятся все казахстанские банки, активно кредитовавшие до 2009 года. Другое дело, что «Казкоммерцбанк» в силу субъективных причин оказался в более сложном положении, чем «Народный банк Казахстана».
Что, на ваш взгляд, выглядит особенно критично, если взять, например, годовой отчет банка и текущие данные о его состоянии?
- В первую очередь, это аномально высокая доля невозвратных кредитов. Трудно назвать преуспевающим финансовый институт, у которого доля кредитов с просрочкой платежей составляет 42,65%, в том числе кредитов с просрочкой платежей свыше 90 дней — 31,70%.
Причем, как я вижу, руководство «Казкоммерцбанка» во главе с Нуржаном Субханбердиным и Ниной Жусуповой, под флагом того, что они согласились на паях с Кенесом Ракишевым приобрести у правительства 93% акций «БТА Банка», вытащили все  свои «скелеты из шкафов», надеясь, что государство им все спишет.
Кроме того, лично я сильно сомневаюсь в достоверности данных о доходах.  Я слышал, что Нина Ароновна и ее подчиненные всегда славились среди коллег умением рисовать «правильные» отчеты.
Но, опять-таки оговорюсь, установить приписки и искажения без доступа к первичной финансовой и бухгалтерской документации невозможно. Более того, прямые искажения отчетности это уже позавчерашний день. Теперь, думаю, применяются более современные методы, с использованием дружеских компаний — заемщиков.
Наши читатели спрашивают, стоит ли держать в «Казкоме» депозиты? Вдруг банк возьмет и упадет?
- Все зависит от суммы депозита. Если вы размещаете в пределах, гарантируемых государством, то никаких проблем. Если больше, то вряд ли есть смысл класть все яйца в одну корзину.
Но надо понимать, что если вдруг  казахстанские банки начнут «тонуть», то Акорда в первую очередь будет спасать «Народный банк Казахстана» и «Банк развития Казахстана» и только затем уже  «Казкоммерцбанк». Не буду объяснять почему, поскольку ваши читатели и так знают, кто стоит за этими структурами.
В одной из статей, опубликованной на нашем портале, мы рассказали об особенности инвестиционной политики ККБ. Получается, что банк выживает в основном за счет  строительных проектов, которые кредитует. Вы с этим согласны?
- Это видно из отчета банка. Практически 60,3% прибыли банк получил в сегменте «Инвестиционная деятельность», тогда как при обслуживании корпоративных клиентов несет убытки. И да, под инвестиционной деятельностью тут явно имеется в виду кредитование в том числе строительных проектов.
— Но разве сегодня заниматься строительством выгодно?
- Конечно средняя норма прибыли в этой отрасли резко упала по сравнению с докризисным периодом. Но «Казкоммерцбанк», как правило, кредитует не рядовые проекты, а те, где благодаря  или масштабам самих проектов, или лоббистам, которые есть у банка во власти, норма прибыли намного выше.
Вообще общаться с чиновниками Нуржан Субханбердин умел всегда, с первых дней работы «Казкоммерцбанка». Вопрос только в том, сколько это еще может продолжаться? Нетрудно заметить, что в банковском секторе конкуренция обострилась до предела — не зря глава Нацбанка Казахстана уже анонсировал планы сократить число частных банков вдвое, в том числе путем повышения планки по размеру собственного капитала до 100 миллиардов тенге.
Общее же состояние казахстанской экономики таково, что несырьевые сектора если и выживают, то с трудом, государство как инвестор надорвалось, иностранные инвестиции отказываются приходить даже в нефтегазовую отрасль. Так что «Казкоммерцбанку» придется выживать, борясь с десятком средних фининститутов, включая дочек российских банков, в условиях когда перечень доходных инвестиционных проектов исчерпывается.
- Лоббисты лоббистами, но есть же закон. Наши читатели возмущены, что местные чиновники не обращают внимания на нарушения закона. Например, еще в 2006 году постановлением акимата Алматы и решением гормаслихата был принят документ, согласно которому ЗАПРЕЩЕНО строительство в Алматы зданий свыше 16 этажей  и отдельно - свыше 6 этажей для территории к югу от проспекта Аль-Фараби. Но, похоже, строительной компании и инвестору в лице "Казкома"  сам черт не брат - спокойно и без оглядки на законодательство и проверяющие органы строят себе то, что хотят. Или взятьбизнес-комплекс AFD Plaza. По СНИПАМ плотность жилой застройки не должна была превышать число 750—800 человек для отдельно стоящего здания или территории в 1 гектар, а   здесь ситуация явно другая — 9 домов в одном комплексе на территории явно меньше гектара. То есть более чем в два раза нарушены нормы плотности заселения. О чем думал  Градостроительный совет г. Алматы, когда  дал разрешение на таую застройку, спрашивают читатели.
- Помните, я сказал выше, что инвестиционные проекты, на которых больше всего зарабатывает «Казкоммерцбанк» являются сверхдоходными благодаря поддержке властей, масштабам и уникальности? Так вот, многоэтажные комплексы в районе Аль-Фараби строятся и были построены с многочисленными нарушениями благодаря тому, что банк крышуется всей вертикалью власти,  завышение этажности дает возможность извлечь дополнительный доход, а место их реализации делает проекты уникальными. Так что все очень просто объясняется.
А какое отношение к «Казкому» имеет компания «Капитал партнерс»? Именно эта компания стоит за   вызывающими вопросы стройками.
- Самое близкое и непосредственное. Это родственная, но юридически независимая  структура, которая реализует крупные инвестиционные проекты, в том числе используя кредиты «Казкоммерцбанка», а также средства его действующих и бывших акционеров в лице Нуржана Субханбердина, Аскара Алшинбаева, Евгения Фельда, Сауата Мынбаева и ряда других лиц.
- Хорошо, вернемся к банку. Как скажется, по вашему мнению, на ситуации в «Казкоме» покупка «БТА Банка»? Вообще вы считаете эту сделку нормальной?
- Дело в том, что после отказа иностранных инвесторов приобретать БТА, у Акорды просто не было иного варианта, как продать его или «Народному банку Казахстана» или «Казкоммерцбанку». Судя по тому, что первый, потянув время, отказался от такого приобретения, Тимур и Динара Кулибаева смогли убедить Нурсултана Назарбаева не рисковать семейным бизнесом.
После этого «Казкоммерцбанк» был обречен стать новым владельцем «БТА Банка». Другое дело, что второй участник консорциума инвесторов, Кенес Ракишев, известен как старыйбизнес-партер Тимура, поэтому БТА на самом деле купит троица в лице Карима Масимова, Нуржана Субханбердина и Тимура Кулибаева, при святом духе в лице ФНБ «Самрук-Казына».
Смешно, конечно, когда один «утопленник» покупает второго «утопленника», но это наилучший выход из всех существующих. Хотя проблем, безусловно, будет много. Но самое главное, «Казкоммерцбанк» после покупки БТА и его поглощения получит карт-бланш от Акорды, который сможет конвертировать в очередную порцию господдержки.
Ходят разговоры, что «БТА Банк» потратил кучу денег на борьбу с Мухтаром Аблязовым, и есть предположение, что после покупки эти траты упадут на «Казком». Как это скажется на  банке?
- Поскольку преследование Мухтара Аблязова продолжается, в том числе путем поддержки гражданских исков в зарубежных юрисдикциях, то за услуги юристов, детективов, ресиверовкто-то должен будет платить. И этим кто-то будет или «БТА Банк», или его правопреемник.
Думаю, «Казкоммерцбанку» придется взять эту ношу на себя. По моим прикидкам, сумма будет в пределах 20—30 миллионов долларов в год. По большому счету,   относительно 2009—2013 годов это немного, и такая сумма вполне по силам «Казкоммерцбанку». Другое дело, если все затянется, скажем, на три — четыре года. Тогда   100 миллионов долларов станут непосильной ношей, поскольку эта сумма сопоставима с годовыми расходами банка на персонал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий