понедельник, 21 апреля 2014 г.

Наш Шавкат в подвале СНБ!

- вот такое сообщение я получила из Норвегии и была сражена этой новостью. С 15 апреля дорогой мне друг, теперь за решеткой, пишет Надежда Атаева.

Шавкатжон Хажиханов много лет легально жил и работал в Норвегии. Мы с ним родом из Узбекистана, но познакомились во время моей командировки в Осло. И уже больше трех лет вместе занимаемся правозащитной деятельностью.

«Зачем он вернулся?», – спросила я нашего общего друга, и он ответил: «Шавкатжон получил сообщение, что его мама при смерти!». Оказывается, при попытках отговорить его ехать в Узбекистан он раздражался и объяснял, что должен спасти маму...

В общей сложности Шавкатжон жил вне Узбекистана больше 18 лет. Он покинул страну, потому что ему, как многим жителям Ферганской долины, сотрудники органов внутренних не давали покоя. Очень многих со дня совершеннолетия ставят на учет в отделении внутренних дел по месту прописки и по каждому поводу вызывают на «собеседование». Поводом чаще всего становится оговор соседа или родственника, добытый под пытками. Защититься от этого бесправия невозможно. Вот так многие оказались за решеткой, и лучшим способом избежать этих испытаний стала эмиграция.

Шавкатжон Хажиханов уехал в Южную Корею, где была возможность трудоустроиться и там познакомился Нематом Ахуновым. Шавкатжон заработал денег и вернулся. И вскоре снова возникла угроза ареста; к тому времени многие его одноклассники и соседи были лишены свободы. Он снова решил выехать из страны. Вместе с Нематом они отправились в Норвегию, где жили и работали легально. Оба радовались, что есть возможность помогать родным.

Шавкатжон в составе Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». Он с самого начала активно участвовал в публичных акциях за отмену детского и принудительного труда. Из собственных средств оказывал финансовую помощь тем, кто получил травмы во время хлопковой компании. Опекал родственников людей, лишенных свободы по сфабрикованным обвинениям. И каждый раз, когда передавал денежный дар в нашу организацию, очень просил публично не называть его имя, считая это неуместным. Его характеризуют честность, трудолюбие и отзывчивость.

Поздно вечером 11 апреля 2014 года Шавкатжон Хажиханов вылетел из Норвегии. Приехал в Кыргызстан 13 апреля. Опасаясь политических преследований, он решил проникнуть в Узбекистан незамеченным. Рано утром 14 апреля Шавкатжон прошел через кыргызско-узбекскую границу, обойдя контрольно-пропускной пункт, чем нарушил правила пересечения госграницы. При нем был мобильный телефон и сменная одежда. Он направился прямо в город Маргилан, где живут его мама и дети с женой. Добрался домой уже ближе к обеду и, конечно, всех осчастливил своим появлением. После полудня 15 апреля в дом ворвались 15 вооруженных людей, еще 15 человек окружили весь дом, привлекая к операции захвата всех соседей и жителей улицы. Шавкатжона Хажиханова вывели из дома в наручниках, шортах и домашних тапочках. Ему не разрешили даже одеться и подойти к матери. На глазах у больной матери и испуганных родных и соседей сотрудники спецслужб грубо выгнали его прикладом из дома и толкали к своему автомобилю. Одновременно задержали его племянника, сестру и брата. Всех увезли в Ферганское областное управление Службы национальной безопасности Узбекистана.

К вечеру всех отпустили из-под стражи, кроме Шавкатжона Хажиханова. А на следующий день была очная ставка Шавкатжона с племянником, который встретил его на границе с Узбекистаном. По словам родственников, Шавкатжон стоял в кабинете следователя в шортах и домашних тапочках, его знобило от холода, а на теле были видны следы побоев. Увидев Шавкатжона, племянник упал на колени перед охранником и стал его умолять, чтобы он разрешил отдать ему свои кроссовки. И когда тот дал на это согласие, то он обнял Шавкатжона и торопливо стал его обувать. Они оба плакали, и Шавкатжон постоянно просил сообщить обо всем в посольства, потому что выжить в таком аду невозможно... Услышав это, охранник стал со всей силы бить Шавкатжона по голове и спине, не оставляя ему сил удержаться на ногах, затем выволок его из помещения, где они находились. После этого еще некоторое время слышались удары.

Затем пришло сообщение, что вечером 15 апреля в подвал СНБ Ферганской области привезли Немата Ахунова, который несколько месяцев назад вернулся из Норвегии.

Незадолго до возвращения в Узбекистан Ахунов, поссорившись с Хажихановым, выкрал из его альбома фото, на которых Шавкатжон изображен рядом со мной. Мы с ним фотографировались вместе. В том же альбоме также были фотографии с правозащитницей Мутабар Таджибаевой и с Мухаммадом Салихом, который получил политическое убежище в Норвегии как лидер Демократической партии Узбекистана «Эрк». Что именно сделал с этими фотографиями Немат — неизвестно. А во время очной ставки Немат Ахунов под давлением органов госбезопасности также рассказал обо всех контактах Шавкатжона Хажиханова с критиками режима Каримова и назвал еще несколько имен узбекских беженцев, обращавшихся за помощью к Шавкатжону.

Адвокат Хажиханова сообщил, что Шавкатжону уже предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса. Родные запомнили только статью 223 (Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан).

Мне сложно скрыть свое личное отношение к Шавкатжону Хажиханову. Все, кто его знает, меня поймут. Мы оба желаем, чтобы наша страна была развитой, экономически сильной, чтобы там соблюдались права человека.

Ради безопасности своих близких Шавкатжон участвовал в Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» на условиях конфиденциальности. И поскольку узбекским властям стало известно об этом, то я подтвержаю, что Шавкатжон правозащитник, заслуживший уважение общественности.

Еще несколько дней назад я не предполагала, что мне придется рассказывать о том, что Шавкатжона принуждают оговаривать себя под пытками, заявлять, что он знаком с боевиками. И все только за то, что он знает лично правозащитников и Мухаммада Салиха.

С уважением к Шавкатжону Хажиханову,


Надежда Атаева

Комментариев нет:

Отправить комментарий