понедельник, 21 апреля 2014 г.

Кыргызстан и китайская экспансия

Китай продолжает экономическую экспансию Средней Азии и наиболее подверженные экономическим и политическим рискам страны уже практически полностью поглощены китайскими компаниями. Доля инвестиций КНР в экономику Киргизии за последние пять лет выросла в десять раз.
Согласно официальной статистике, Китай занимает одно из лидирующих мест по количеству предприятий с иностранным капиталом, действующих на территории страны, а также лидирует по количеству предприятий с полным участием иностранного капитала. Власти страны осознают тот факт, что получение дешевых денег от китайского правительства ставит страну не только в экономическую, но и политическую зависимость. Но осознавать и предпринимать что-либо для предотвращения нежелательных, а возможно и губительных последствий совершенно разные вещи. По большому счету правительству Киргизии наплевать на будущее страны, ведь в этой республики каждые четыре года совершаются революции. На смену алчным лидерам приходят их бывшие соратники, пожелавшие выйти из тени и урвать кусок пожирнее.
Киргизия представляет большой интерес для Китая, и такая заинтересованность диктуется не только экономической, но и политической необходимостью. Киргизия, как часть Центрально- Азиатского региона, несомненно, представляется Китаю одним из плацдармов для дальнейшей экономической экспансии и ограждения своих южных территорий от нестабильности. Существенен и фактор сепаратистких настроений в Киргизии. В случае активизации националистических или сепаратистских настроений последующее осложнение ситуации, несомненно, отразится на спокойствии СУАР.

Интерес китайских компаний, прежде всего, сконцентрирован на химической промышленности, а также на предприятиях, занимающихся добычей и обработкой редкоземельных металлов. Основными инвесторами выступают крупные государственные компании и инвестиционные фонды, которые покупают любую доступную на рынке недвижимость, а также вкладывают деньги в создание совместных китайско-киргизских предприятий. Если раньше экспансия наблюдалась в виде потока дешевых китайских товаров, то сейчас мы видим бурную деятельность китайских компаний в Киргизии. Они проявляют интерес во всех сферах, причем проекты уже государственного масштаба, и в итоге Китай получит доступ ко многим месторождениям.
За последние несколько лет китайской стороной был выделен целый ряд грантов Киргизии на развитие инфраструктуры и социальной сферы. В 2008 году правительство КНР выделило грант размером 50 млн юаней на развитие транспорта и поддержание экономической стабильности в Киргизии. В 2011 году киргизское и китайское правительства подписали соглашение о технической и экономической кооперации, в рамках которой Пекин выделял Бишкеку грант в размере 30 млн юаней на развитие инноваций и укрепление экономики страны. В апреле 2012 года официальные представители Китая и Киргизии вновь приступили к обсуждению возможности списания долга посредством выделения гранта в размере 62,5 млн юаней, однако пока сторонам не удалось достигнуть соглашения. Многие киргизские и региональные эксперты предостерегают правительство от этого шага — списание внешнего долга в таком объеме повлечет еще большую вассальную зависимость. Уже сейчас отчетливо прослеживается стратегия Поднебесной, которая нацелена на природные ресурсы Киргизии.
Ко всему прочему в декабре 2013 года Китай получил очередной контракт в Киргизии, на этот раз на модернизацию одной из крупнейших ТЭЦ страны. Эксперты считают, что такими быстрыми темпами и непродуманной политикой Бишкек уже очень скоро будет действовать в русле интересов Китая. К примеру, уже сейчас официальные круги КНР дают негативную оценку стремлению Киргизии вступить в Таможенный союз, считая что «ТС — это всего-навсего три страны, и неизвестно, кто еще решится стать его членом». Пока Китай в завуалированной форме корректирует внешнеполитический курс Киргизии, но в самое ближайшее время это может перерасти в открытую марионеточную политику по отношению к своему соседу.
Ряд китайских аналитиков уже высказывают мнения о необходимости правительству Киргизии определиться, по какой траектории оно намерено следовать в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Проводя экономическую экспансию, Китай преследует две основные цели — это экономическая и военная безопасность, и экономическое развитие. В этом отношении государство прорабатывает концепцию Шелкового пути, призванную объединить Китай и Центральную Азию с ее огромным потенциалом. Таджикистан стал первым на пути реализации этой концепции, хотя коррумпированные таджикские власти скомпрометировали себя намного раньше, чем Поднебесная приступила к реализации своих геополитических планов. То же самое касается и Киргизии, стремящейся к легким инвестициям, которые позволяют худо-бедно поддерживать шаткое спокойствие среди обозленного народа.
Андрей Феодориди

Комментариев нет:

Отправить комментарий