среда, 18 июня 2014 г.

Правозащитники: из-за выделения гранта ВБ в Каракалпакстане будут отбирать дома

Активисты Cotton Campaign предупредили Всемирный банк о последствиях выделения "сельскохозяйственного" гранта для Узбекистана.


Правозащитники, опрошенные Uznews, рассказали о негативных последствиях выделения гранта на развитие плодоовощеводства и ирригационной системы на юге Каракалпакстана, а также на повышение квалификации учителей и воспитателей. Общая сумма грантов - 410,3млн долларов США.

Умида Ниязова, глава «Узбекско-немецкого форума за права человека» участвует в коалиции правозащитников и представителей бизнеса за отмену принудительного труда на хлопковых полях Узбекистана, известная как Cotton Campaign. 

Она отмечает, что активисты призывали отложить финансирование до разработки четких механизмов контроля за нарушением прав человека. 

Принудительный труд в Узбекистане - это не только хлопок

«Проблема принудительного труда в сельском хозяйстве не ограничивается двухмесячным сбором хлопка, - объясняет Ниязова. – Она касается десятки тысяч фермеров, выращивающих хлопок, зерно, шелковичных червей. 

Банк должен был создать и наладить этот обратный механизм в рамках своих проектов, поскольку гражданское общество и свободная пресса отсутствуют. К примеру, при реализации ирригационного проекта в Каракалпакстане предположительно будут перемещены 83 объекта собственности». 

«Власть пренебрежительно относится к частной собственности граждан - у людей отнимают дома, предлагая мизерную компенсацию. Как Банк может гарантировать, что права на собственность не будут нарушаться и в данном случае?», - отметила Ниязова. 

Правозащитница критикует и выделение средств на систему образования, которая занимается подбором бесплатной рабочей силой на все случаи жизни: «Власти постоянно отрывают студентов и учителей от их основной работы, отправляя их на прополку, сбор хлопка, уборку территорий, стройки. 

Мы не видим протестов от Министерства просвещения Узбекистана, которое бы заявило, что профессия учитель не имеет никакого отношения к сельскому хозяйству. 

Прежде чем финансировать подобный проект, Банк должен был призвать Узбекистан продемонстрировать стремление к улучшению системы образования. Например, освободить учителей от принудительных работ в сельском хозяйстве и только потом говорить о дополнительных программах». 

По словам Ниязовой, приостановка международного финансирования - единственный инструмент для того, чтобы заставить узбекских чиновников подумать о реформах. Банк изначально должен был потребовать реальных шагов. Например, можно было объявить Каракалпакстан зоной свободной от принудительного труда во всех его проявлениях. 

"Всемирный Банк противоречит своему уставу, субсидируя детский труд"

Стив Свердлов, представитель международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» в Центральной Азии говорит, что переговоры между Всемирным банком и правительством были закрытыми. 
Поэтому неизвестно взяло ли правительство Узбекистана какие-то обязательства в рамках проектов. 

«Мы обратили внимание Всемирного банка, что они противоречат своему уставу, субсидируя детский труд. Даже принятие специальных законов за последние месяцы не решает проблему. 

Ташкент принимает законы, но не имплементирует их. Так было с законами против пыток десять лет назад. Мы встречались с исполнительными директорами Всемирного банка, объясняли им суть вопроса и даже эта маленькая задержка с выделением средств в два дня показывает, что руководство сомневалось. Но большинство все же поддержало выделение гранта», - сожалеет Свердлов. 

По его словам, диалог будет продолжаться - правозащитники будут вести свой мониторинг, а также просить Всемирный банк помочь с его проведением. 

«Ежегодно во время уборки хлопка в Ташкентском аэропорту массово депортируются журналисты, которые приехали освещать это мероприятия. Десятки активистов сидят в тюрьме, а независимая журналистика – преступление».

Свердлов напомнил, что осенью 2013-го Cotton Campaign протестовала против проекта Азиатского банка по развитию, который также связан с ирригацией. «Мы не выступаем за полный бойкот любых проектов. Мы озабочены выделением денег в сектора, где действует принудительный и детский труд. Так, в 2013-м миллион человек принудительно убирали хлопок».

В зоне внимания правозащитников – еще один проект ЕС. Последний объявил о намерении вложить 168 млн. евро в сельскохояйственные проекты Узбекистана, в том числе и в улучшение ирригационной инфраструктуры. 

Uznews.net

Комментариев нет:

Отправить комментарий