вторник, 10 июня 2014 г.

УЗБЕКИСТАН: СИСТЕМА ОЧКОВТИРАТЕЛЬСТВА В ПРОИЗВОДСТВЕ ХЛЕБА

В последнее время тема качества узбекского зерна и муки из нее стала широко обсуждаться. Ответы бывшего председателя корпорации «Узхлебопродукт» Алима Атаева на вопросы портала e-center.asia.

  - Алим-ака, возможна ли в Узбекистане переработка 7,6 млн. тонн пшеницы?
 - Точно ответить нельзя. Предприятия «Узхлебопродукта» имеют ограниченные технические, технологические и кадровые возможности из-за морального и физического износа техники, переработки некондиционного сырья и высокой текучести кадров. Предприятия отрасли нормативно загружают мощности только до 65%, но в случаях ажиотажного спроса допускается увеличение использования мощностей, т.е. резервы еще до 30%.
Производителей заставляют увеличивать процент выхода муки за счет сокращения количества отходов. При производстве муки «Узбекистанская» выход муки из пшеницы составляет более 80%. Такая мука имеет низкие хлебопекарные качества.
На части плодородных почв Узбекистана многие десятилетия выращивалась монокультура хлопчатника. Из-за применения пестицидов, дефолиантов, гербицидов и т.д. эти почвы стали токсичными, тем не менее, сейчас их используют для производства продовольственных зерновых культур.
Справка: плодородие — это способность почвы на основе ее свойств служить средой обитания для растений, чтобы обеспечить экологически безопасное производство продовольственных культур, в том числе пшеницы. Из-за истощения почвы почти во всем Узбекистане можно выращивать зерно пшеницы с клейковиной не выше 3-й группы.
В такой муке нет хлебопекарных достоинств, позволяющих вырабатывать национальные сорта лепешек. В помольных партиях отечественное зерно используется  в смеси с казахстанской пшеницей и лишь в небольшом объеме — от 5 до 8%.
Минздрав Узбекистана установил ежесуточную норму потребления хлеба до 460 гр. на душу населения. Исходя из численности взрослого населения 25 млн. человек требуется примерно 4,42 млн. тонн муки в год, в том числе 1,8 млн. тонн муки из госресурсов.
Исходя из численности населения страны, требуется примерно 4,42 млн. тонн зерна в год, в том числе 1,8 млн. тонн муки из госресурсов. Мука для частного производства лепешек в соответствии со спросом доставляется чаще всего контрабандой из Казахстана.
В последние 15 лет узбекистанские предприниматели обычно сами вывозят муку из Казахстана, что выгодно как казахстанским производителям, так и узбекистанским хлебопекам по качеству муки и по цене. Государственный резерв муки формируется из расчета потребности страны на три месяца. Он периодически обновляется: сырье из резервного фонда направляется на переработку, одновременно в резерв закладывается такой же объем.
  - Каков годовой объем производства пшеницы и муки?
 - Для производства пшеницы на орошаемых и богарных землях используется до 1,4 - 1,5 млн. гектаров площадей. Лишь в урожайные годы в Узбекистане можно получить 3,5-4,0 млн. тонн зерна.
Согласно договору контрактации, 50% урожая остается в распоряжении фермеров. В общую цифру включен и годовой объем зерновых для производства комбикормов. Также Узбекистан ежегодно приобретает более 1 млн. тонн зерна и муки путем централизованного импорта, децентрализованной закупки и контрабанды. При необходимости производство муки на действующих предприятиях можно довести до 2,5 млн. тонн в год. 
Эти данные приблизительные. Точные цифры можно получить, зная объем импорта из Казахстана. На протяжении 20 лет там наблюдаются трудности в сбыте продовольственного зерна, производство которого растет.
Государственный резерв зерна и муки формируется из расчета потребности страны на три месяца. Он периодически обновляется: сырье из резервных фондов направляется в производство, одновременно такой же объем идет в резерв.
Хлебопекарная мука надлежащего качества в Узбекистане была и остается в дефиците. А чем еще можно объяснить снижение производства хлебопродуктов? В последнее время ташкентские предприятия отрасли «Узхлебопродукт» обеспечивают выработку лишь 200-220 тонн хлеба и хлебобулочных изделий в сутки. А в 1999 году в этот же период только для Ташкента выпекалось 750 тонн хлебопродуктов. Почему при таком высоком потребительском спросе на хлеб и при таких грандиозных показателях урожайности зерна мы наблюдаем снижение показателей производства.      
    -  Имеет ли отрасль субсидии и льготы?
 - Минфин Узбекистана устанавливает цены на газ, электричество, зерно, муку и другое сырье для производства хлеба и хлебопродуктов. Фиксированная стоимость сырья позволяет удерживать цены на хлеб. Однако корпорация «Узхлебопродукт» не получает государственных дотаций, имеет низкую рентабельность. И это тоже помогает правительству избегать быстрого удорожания продукции. Вот и результат отсутствия свободного рынка.
 -  Возможны ли приписки для получения субсидий с целью их кражи?
 - Возможно. Министерство сельского и водного хозяйства Узбекистана использует гранты и кредиты Всемирного банка, Азиатского банка развития и кредитные линии правительств разных государств. Эффективность использования денег вышеупомянутыми ведомствами подлежит серьезному обсуждению.
Фактический урожай зерна составляет 3,5 млн. тонн при официальных данных 7,6 млн. тонн. В распоряжении руководства минфина, министерства сельского и водного хозяйства и его региональных подразделений остаются средства, которые были выделены на непроизведенные 4,1 млн. тонн зерна.
В основном это затраты на семена, удобрения, горюче-смазочные материалы, резину и запчасти для сельхозтехники, химические средства защиты растений и др.
На самом деле часть этого сырья, приобретенного для производства 4,1 млн. тонн несуществующего зерна, обменивается на контрабандное зерно и муку, еще часть реализуется для производства бахчевых и другой сельхозпродукции.
Остатки потом продаются коммерческим компаниям как неликвиды, руководство сельхозпредприятий получает личную выгоду. Об этом прекрасно осведомлены правительство и органы прокуратуры. Но такая ситуация сохраняется, потому что она выгодна коррумпированному режиму.
При завышении данных об объемах производства увеличиваются расчетные трудозатраты. И это повторяется из года в год.
В общем, такие расчеты прозрачными и честными не назовешь. Все, кто принимает условия этого режима и занимается приписками, поощряются не только материально, но и правительственными наградами. Стимулы для фермеров зарубаются на корню.
 - Кто мешал развитию отрасли хлебопродуктов – Мираброр Усманов, работавший заместителем премьер-министра и курировавший торговлю, нынешние министр финансов Рустам Азимов и премьер-министр Шавкат Мирзиеев и др.?
 - Да, в годы моей работы нашей отрасли всегда создавал препятствия Мираброр Усманов. Теперь он утратил право контролировать распределение фондов муки из госресурсов, его сменил другой вице-премьер, но принцип не поменялся.
Объясню почему. Фондодержателем муки и другого вспомогательного сырья для производства продуктов первой необходимости, в Узбекистане является компания «Узбексавдо». Ее предприятия всегда заинтересованы в создании дефицита этих продуктов, потому что их реализация приносит им доход.
Когда отрасль хлебопродуктов стала развивать производственные мощности, увеличивать сеть фирменных магазинов, то у предприятий компании «Узбексавдо» заметно снизилась прибыль, так как торговая наценка на самый потребляемый продукт в стране стала оставаться у производителей. Это стало причиной противоборства торговли и отрасли хлебопродуктов.
В ответ на успех корпорации «Узхлебопродукт» руководство «Узбексавдо», злоупотребляя служебными полномочиями при демонстративном покровительстве Мираброра Усманова, стала урезать фонды муки из госресурсов, предназначенные для предприятий отрасли хлебопродуктов.
Это часто приводило к нарушению производственного цикла выпуска хлеба по ежедневным заявкам торговой сети. И тогда уже торговля получала прибыль от реализации муки, и это способствовало ажиотажному спросу на продукцию.
Хлеб, производимый предприятиями нашей отрасли, доступен прежде всего малоимущим, поэтому нам стоило больших усилий выполнять свои обязательства. Также мы стремились к финансово-экономическому подъему в отрасли. В 1999 году отрасль хлебопродуктов производила ежедневно 700-750 тонн хлебопродуктов только по Ташкенту и 123 наименований.
Вся эта продукция продавалась через сеть фирменных магазинов отрасли хлебопродуктов, то есть торговая наценка, которая раньше была показателем товарооборота «Узбексавдо», оставалась в бюджете предприятий корпорации «Узхлебопродукт». Таких хороших показателей в отрасли до того не было. И все это раздражало наших конкурентов «Узбексавдо», находившихся под покровительством Мираброра Усманова. А он был и остается приближенным к Исламу Каримову.
Компания «Узбексавдо» часто умышленно, имея полномочия фондодержателя, срывала сроки поставки сахара, маргарина, масла, яиц и другого сырья для производства хлебобулочных и кондитерстких изделий.
Эта продукция пользуется большим спросом из-за приемлемых цен и сокращает спрос на аналогичную импортную продукцию, поставляемую «Узбексавдо». Такая нездоровая конкуренция в условиях отсутствия конвертации невыгодна потребителям.
Рустам Азимов, как министр финансов, тоже не всегда был объективен. Например, от его воли зависел вопрос финансирования парка зерноочистительных и зерносушильных машин. Их отсутствие способствовало появлению сверхнормативных отходов зерна, которые общим весом шли в объемы урожайности.
Об этом были проинформированы Рустам Азимов, бывший премьер-министр Уткур Султанов, бывший министр Минмакроэкономстата Бахтияр Хамидов и Исмаил Джурабеков, который работал в должности первого вице-премьера и потом советника по агропромышленным вопросам. Все они игнорировали письма и обращения по этому поводу корпорации «Узхлебопродукт». Шавкат Мирзиеев тогда был хокимом Джизакской области, и мы с ним не обсуждали эти вопросы.
Деструктивная практика работы предприятий агропромышленного комплекса сложилась в результате политики приписок и очковтирательства. Любой инициатор реформ становится неугоден. Коррумпированное руководство страны поощряет существование такой системы, и бороться с ней можно только опираясь на поддержку общественности, которая чаще всего не имеет доступ к достоверной информации.  

Справка:
Алим Атаев в 1994-2000 годы являлся заместителем, а затем председателем Государственной акционерной компании «Уздонмахсулот». С 2000 года – политэмигрант, проживает в США.
Акционерная компания «Уздонмахсулот» представляет отрасль хлебопродуктов Узбекистана, представленную предприятиями по закупке, размещению и хранению зерна и семян для государственных нужд; производствами, обеспечивающими отрасли экономики и население республики различными сортами муки, крупы, комбикормов, а также хлебобулочными, макаронными и кондитерскими изделиями.
С 1918 по 1990 годы в Узбекистане существовала государственная монополия на хлеб. Предшественниками ГАК «Уздонмаксулот» были Туркнаркомпрод и «Азиахлеб», республиканская контора «Уззаготзерно» и трест «Узглавмука», союзно-республиканское Министерство хлебопродуктов УзССР, Государственный концерн «Узхлебопродукт». В отдельные годы хлебная промышленность входила в Министерство заготовок.
Производственная структура АК «Уздонмахсулот» представлена заготовительной, мукомольно-крупяной, комбикормовой и хлебопекарной промышленностями республики, в которых работает около 30 тысяч человек. В состав «Уздонмахсулот» входит 44 предприятия, оснащённые элеваторами, механизированными складами, приёмными и отгрузочными устройствами.
В 2013 году производство муки в Узбекистане снизилось на 7,6% до 1,42 млн. тонн, при этом выпуск муки первого сорта составляет порядка 95% от общего объема производства, то есть из этой муки производится, главным образом, «социальный» хлеб, предназначенный для малообеспеченных слоев населения. В тоже время Узбекистан остается одним из крупнейших мировых импортеров муки, увеличивая закупки на внешнем рынке за последние пять лет с 1 миллиона до почти 1,5 миллионов тонн.
Источник: e-center.asia

Комментариев нет:

Отправить комментарий